Художник В. Н. Пчелин, «Передача семьи Романовых Уралсовету», 1927 год

«Цареубийцы» в Чите

Проекты | Персона | «Цареубийцы» в Чите — громкое дело из читинского госархива

Приблизительное время чтения: 5 минут

Еженедельник «БНВ»
Чита, №18 (130), 1999

2 сентября 1919 года из омской тюрьмы в читинскую были этапированы под усиленным конвоем четверо заключённых, закованных в кандалы.
Кто же были эти арестанты?

В записи использованы изображения, которые находятся  в общественном достоянии. На обложке записи: художник В.Н. Пчелин, «Передача семьи Романовых Уралсовету», 1927 год. Источник

В читинском госархиве хранится дело с перепиской ряда должностных лиц в отношении этой группы подследственных, замешанных в самом громком деле периода Гражданской войны в России — участии в расстреле царской семьи Романовых в Екатеринбурге. Об одном из них в специально вынесенном постановлении говорится следующее: 

«1919 года апреля 13 дня судебный следователь по особо важным делам при Омском окружном суде Н.А. Соколов, допросив сего числа крестьянина Ивана Павловича Абрамова в качестве обвиняемого в преступлении, предусмотренном 13 и 2 частью 1453 статьи Уложения о наказаниях и принимая во внимание:
— что обвиняемый Абрамов был задержан военными властями в г. Алапаевске вне места своего постоянного жительства, 
— что добытые к настоящему моменту следствия в отношении его улики достаточно основательны,
— что ему грозит наказание, соединённое с лишением прав состояния на основании 6 пункта 416, 419 и 421 статей Уст. угол.,


суд  постановил: мерой пресечения названному обвиняемому способов уклониться от следствия и суда принять содержание его под стражей в екатеринбургской тюрьме».

Н.А. Соколов, следователь по особо важным делам Омского окружного суда, расследовавший дело о расстреле царской семьи.

Именно в это время следователь Н.А. Соколов производит обстоятельное расследование расстрела царской семьи в Ипатьевском доме Екатеринбурга. Он тщательно устанавливал круг лиц, причастных к этому злодеянию.

Другой документ уже более полно проясняет суть дела. 21 июля 1919 года Соколов направляет письмо на имя начальника Омской областной тюрьмы следующего содержания:

«Препровождая при сем арестантов:
— Филиппа Полиектовича Проскурякова, Анатолия Александровича Якимова, обвиняемых в убийстве отрёкшегося от престола государя императора Николая Александровича и его семьи,
— Петра Константиновича Старцева, Ивана Павловича Абрамова, обвиняемых в убийстве великой княгини Елизаветы Фёдоровны, великих князей Сергея Михайловича, Игоря, Иоанна и Константина Константиновичей и других лиц,
… прошу содержать их под стражей во вверенной вам тюрьме впредь до особых с моей стороны распоряжений».

Вслед за этим письмом главный начальник военно-административного управления восточного фронта армий, штаб которого находился на станции Ишим, генерал-майор Домашевский 25 июля сделал специальное предписание начальнику Омской тюрьмы о том, чтобы «вышепоименованных арестантов содержать под стражей во вверенной ему тюрьме в кандалах и совершенно изолированными друг от друга впредь до распоряжения судебного следователя Соколова, зачислив их содержание за названным следователем».

В это время военно-политическая обстановка на восточном фронте стала резко меняться в связи с развернувшимся наступлением Красной Армии. Начальнику Омской тюрьмы С. Баскевичу было предложено приступить к разгрузке вверенной ему тюрьмы.

17 августа 1919 года он пишет Соколову письмо с просьбой уведомить в срочном порядке, как ему поступить в отношении четырёх особо важных персон-подследственных. 27 августа и.д. прокурора омского окружного суда И. Верещагин даёт начальнику тюрьмы указание:

«Прошу срочно под строгим караулом переслать в читинскую тюрьму содержащихся в омской тюрьме арестантов Ф.П. Проскурякова, А.А. Якимова, А.К. Старцева и И.П. Абрамова и о времени отправки мне сообщить, чтобы я имел возможность лично наблюсти».

Так в первой половине сентября 1919 года в Читинскую тюрьму прибыла группа заключённых, подозреваемая в «цареубийстве». В Забайкалье в этот момент был установлен военный режим атамана Семёнова. Известно, что Н.А. Соколов, ввиду чрезвычайных обстоятельств того грозового времени Гражданской войны, не до конца произвёл своё глубокое расследование, получившее впоследствии широкий общественный резонанс в мире. Руки его попросту не дошли до этой «четвёрки».

«Цареубийцы» ещё более года находились в Читинской тюрьме. Их «Дело» оказалось в подвешенном состоянии. За ними строго следили, ожидая каких-либо новых распоряжений, как поступить.

В октябре 1920 года семёновский режим в Забайкалье пал. В день, когда в Читу вошли первые части народно-революционной Армии, а это было 22 октября, судьба «четвёрки» была разрешена самым простым образом. Товарищ прокурор читинского окружного суда Крылов в этот день сделал распоряжение начальнику Читинской тюрьмы:

«Вследствие словесного предписания г. управляющего Министерства Юстиции А.А. Виноградова от сего числа прошу Вас немедленно освободить из тюрьмы И.П. Абрамова, Ф.П. Проскурякова, П.И. Старцева применительно к указу Временного народного собрания об амнистии п. I, совершённые ими преступления носят политический характер».

Так трое из этой группы были амнистированы. О четвёртом — А.А. Якимове нет упоминаний, видимо, с ним что-то случилось в период нахождения под следствием в тюрьме. Нет сведений и о том, куда эти бывшие «политзаключённые» направили свои стопы.

Каких только арестантов не побывало в нашем крае — в читинском остроге, в читинской тюрьме, в тюрьмах  бывшей печально-знаменитой нерчинской каторги!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *