Воспоминания о Василии Андреевиче Романове

Проекты | Персона | Сборник воспоминаний о Василии Андреевиче Романове

Приблизительное время чтения: 33 минуты

«Воспоминания о Василии Андреевиче Романове»
Редакционно-издательский комплекс пресс-службы управления Судебного департамента в Читинской области. Чита, 2007

Предисловие

Г.А. Жеребцов, майор милиции в отставке, член Совета ветеранов УВД по Читинской области

Данный сборник воспоминаний посвящен одному из начальников управления внутренних дел по Читинской области полковнику внутренней службы Василию Андреевичу Романову.

Руководил управлением с марта 1949 года по май 1961 года. Время неумолимо, но ещё помнят ветераны милиции своего начальника и берегут память о нём.

Не оставил он записок о своей жизни, но в устах его подчиненных и потомков, среди которых четыре работника внутренних дел, оживает образ этого человека. Издание посвящено 100-летию со дня рождения В.А. Романова и будет интересно сотрудникам и ветеранам Забайкальской милиции.

Слово о Василии Андреевиче Романове и о настоящем сборнике

Г.А. Жеребцов, майор милиции в отставке, член Совета ветеранов УВД по Читинской области

Никаких записок о своей жизни и службе Василий Андреевич Романов не оставил. Мало того, оказывается, не имеется групповых фотографий, где начальник управления был бы запечатлён со своими сотрудниками. В фондах музея истории забайкальской милиции имеется всего три групповых фотографии работников милиции тех лет, но с личным составом там фотографировались его заместители И.В. Алексеев и Ф.П. Ломаев. Видимо, сказалась особенность предмилицейской службы: перед этим он девятнадцать лет служил в органах ОГПУ-НКВД-НКГБ СССР.

Родители его были, во всей видимости, очень красивые люди. Об этом говорит предвоенная групповая фотография уже взрослых их детей. Всю жизнь они работали ткачами в г. Иваново. Там же, Василий окончил в 1920 году пятиклассное городское училище. С 15 лет он уже комсомолец, участвует в строительстве 1-го рабочего поселка в городе, затем работает на фабрике «Большая Ивановская мануфактура». 

В 1927 году товарищи принимают его кандидатом в члены ВКП(б), а в ноябре 1929 года — в члены ВКП(б). В это же время учится в одногодичной вечерней совпартшколе. В мае 1930 года его призывают на военную службу и после летних военных сборов 14 сентября переводят в аппарат полномочного представителя ОГПУ Ивановской области.

Здесь будет уместно привести его послужной список службы в органах до момента назначения на должность начальника управления МВД по Читинской области, то есть до 2 марта 1949 года:

  • регистратор ПП ОГПУ Ивановской области (14.09.1930—15.12.1931),
  • шифровальщик и помощник секретаря ПП ОГПУ Ивановской области (15.12.1931—20.04.1933),
  • уполномоченный спец. отделения ПП ОГПУ Ивановской области (20.04.1933—20.07.1935),
  • начальник отделения спец. отделения УНКВД Ивановской области (20.07.1935—01.04.1937),
  • слушатель Центральной школы ГУГБ НКВД СССР (01.04.1937—08.08.1937),
  • оперуполномоченный 3-го отделения 9-го отдела ГУГБ НКВД СССР (08.08.1937—23.10.1937),
  • помощник начальника 3-го отделения 9-го отдела ГУГБ НКВД СССР (23.10.1937—01.11.1938),
  • начальник 5-го отделения 7-го отдела ГУГБ НКВД СССР (01.11.1938—01.03.1940),
  • помощник на 7-го отдела ГУГБ НКВД СССР (01.03.1940—06.03.1941),
  • помощник начальника 7-го отдела ГУГБ НКВД СССР (01.03.1940—06.03.1941),
  • заместитель начальника 5-гоотдела НКВД СССР (06.03.1941—28.11.1941),
  • начальник 1-го отделения 5-го Спецотдела НКВД СССР (28.11.1941—07.09.1942),
  • заместитель начальника 5-го Спецотдела НКВД СССР (07.09.1942—11.11.1942),
  • начальник 3-го отдела 5-го управления НКВД СССР (11.11.1942—08.05.1943),
  • начальник 3-го отдела 5-го управления НКГБ СССР (08.05.1943—26.10.1943),
  • начальник 2-го отдела 5-го управления НКГБ СССР (26.10.1943—07.01.1944),
  • Начальник 2-го Спецотдела  НКВД СССР (10.01.1944—02.03.1949).

Служебные характеристики рассказывают о службе В.А. Романова. В них отмечается его профессиональный рост, инициативность, настойчивость, усидчивость, умение быстро ориентироваться в незнакомой и сложной оперативной обстановке, хорошее политическое развитие, активное участие в общественной работе и организаторские способности. Ещё работая в УНКВД Ивановской области, он показал себя как наиболее способный работник. 

В 1937 году по результатам учёбы в Центральной школе НКВД СССР он был оставлен на работе в центральном аппарате ГУГБ НКВД СССР. Особо отмечались результаты его служебной командировки в Особый отдел при штабе Армейской группы войск Красной Армии на территории Монголии в 1939 году.

Его деятельность по бесперебойной информации Правительства о боевых действиях с японскими милитаристами на реке Халхин-Гол Указом Верховного Совета СССР от 18 ноября 1939 года была отмечена медалью «За отвагу».

Вернувшись в Москву, он передавал наработанный практический опыт слушателям на специально организованных курсах в управлении госбезопасности НКВД СССР. В период вхождения в состав Советского Союза прибалтийских республик выезжал туда для организации правительственной спецсвязи. В 1941 году он был удостоен знаком «Заслуженного работника НКВД». 

В период Великой Отечественной войны организовывал работу по обеспечению надёжной шифровальной связи с фронтами охраны и государственной тайны в секретном делопроизводстве органов богатый опыт по шифровальной работе, стремился освоить и другие участки работы органов МВД. Имея богатый опыт по шифровальной работе, стремился  освоить и другие участки работы органов МВД.

За выполнение заданий и безупречную службу в органах МВД В.А. Романов награждён, кроме выше названной медали, орденами Красной Звезды, Знак Почёта, медалями «За трудовую доблесть», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», «800 лет Москвы», «30 лет Советской Армии и Флота».

Личное дело В.А. Романова. Награды.

В общении с сотрудниками и подчинёнными пользовался заслуженным авторитетом.

В 5-м управлении НКГБ СССР с 1938 года по 1943 год четыре раза избирался секретарём партийного бюро и партийного комитета, с 1940 года по день назначения на должность начальника управления МВД по Читинской области являлся членом парткома и членом Пленума парткома центрального аппарата НКВД СССР. В 1948 году заочно окончил Высшую офицерскую школу МВД СССР.

Работа в Читинской области во многом отличалась от той, чем занимался Василий Андреевич в Москве. Помимо общего руководства огромным милицейским механизмом ему приходилось осваивать новые для себя тонкости службы, он не гнушался учиться у своих подчинённых. 

В первые годы после вступления в должность несколько раз с представителями из Москвы вылетал на север Читинской области, где с 1949 года по 1951 год Министерством внутренних дел был создан Борский ИТЛ для обслуживания Ермаковского свинцового рудоуправления. Данному объекту придавалось большое государственное значение, так как добываемое там сырьё использовалось при создании советской атомной бомбы. 

Время руководства полковником внутренней службы В.А. Романовым Читинской милиции было переломным в жизни общества. Со смертью Сталина медленно, но всё же началась демократизация общества.

Если на рубеже сороковых пятидесятых годов ощущалось ужесточение законов, то к середине пятидесятых годов советским людям стало легче дышать. А это повлекло за собой перестройку работы органов внутренних дел в целом, от чего-то приходилось отказываться, что-то новое внедрять. 

В 1953 году была большая амнистия, в 1956 году — Указ Президиума Верховного Совета «Об ответственности за мелкое хулиганство», в 1957 году — «Об усилении борьбы с пьянством», в 1959 году — на помощь милиции пришли добровольные народные дружины. В 1952 году родилось в структуре милиции новое направление деятельности как вневедомственная сторожевая охрана. В пятидесятых годах начала перестраиваться работа отдела спецпоселений и с заключёнными в исправительно-трудовых лагерях. 

Возрастал авторитет самой милиции: в 1953 году был учреждён знак «Отличник милиции», в 1957 году — медаль «За отвагу на пожаре». Эти и другие касающиеся деятельности милиции меры претворялись в жизнь. Начальник управления В.А. Романов в данных условиях проявил себя умелым руководителем и организатором коллектива на выполнение служебных задач.

В служебной аттестации, которой подвергся он в мае 1958 года, отмечались некоторые успехи по улучшению оперативно-служебной деятельности. В 1957 году повысилась раскрываемость таких особоопасных преступлений как убийства и кражи государственного имущества, несколько усилена борьба против спекулянтов и расхитителей социалистической собственности.

Исправительно-трудовыми учреждениями улучшена работа по трудовому использованию заключённых, в 1957 году не было допущено грубых нарушений лагерного режима. Повысилась боеспособность пожарных частей и противопожарное состояние объектов, снизилось количество пожаров и убытки от них. 

В УВД Читинской области проведена определённая работа по подбору и укреплению кадрами учреждений внутренних дел. Конечно, это всё давалось не легко. Не всё успешно складывалось в борьбе с нарушителями общественного порядка, раскрываемость преступлений в 1957 году составила всего 83,7 %. В милицейской среде отмечалась большая текучесть кадров, из-за чего на службу принималось много людей с низшим образованием, медленно решались вопросы качественного состава руководящих кадров учреждений милиции.

Василий Андреевич видел эти недостатки. Опираясь на своих заместителей, профессиональное ядро сотрудников и партком управления, он из имеющихся недостатков делал правильные выводы, умело осуществлял руководство подразделениями и был требователен к подчинённым.

По личным качествам его ценили за исполнительность, инициативность и отзывчивость к запросам сотрудников. Отмечалось его активное участие в партийной и общественной работе. Он избирался членом Читинского обкома ВКП(б)-КПСС, депутатом Читинского областного Совета депутатов трудящихся. В Чите он был награждён орденом Красного Знамени.

Должность В.А. Романова в разное время называлась по-разному. С 21 марта 1949 года по 16 марта 1953 года он являлся начальником управления МВД по Читинской области, затем начальником управления МВД Читинской области, а с 13 декабря 1956 года — начальником управления внутренних дел исполкома Читинского областного Совета депутатов трудящихся. В отставку вышел 6 мая 1961 года.

В дальнейшем он проживал в г. Ярославле. В музее истории Забайкальской милиции имеется небольшое письмо от В.А. Романова, датированное 30 октября 1977 года, такого содержания:
«Начальнику управления внутренних дел Читинской области товарищу Щелканову, секретарю парткома товарищу Ваганову. Благодарю за поздравление с 60- летием Октября и 60-летием Советской милиции. Тронут вниманием с Вашей стороны, и сам Вас лично, и бывших сослуживцев поздравляю с теми же торжествами. Желаю Вам хорошей плодотворной работы на Вашем боевом участке. С приветом В. Романов».

Умер он в день Советской милиции 10 ноября 1982 года в возрасте 75 лет.


А теперь несколько слов о настоящем сборнике воспоминаний об этом замечательном человеке.

Идея родилась после появления книг о жизни и деятельности бывших начальников УВД по Читинской области Г.П. Щелканова («На службе Отечеству. Воспоминания и размышления», 2006 г.) и Я.А. Щербакова («Комиссар милиции Я.А. Щербаков.
К 90-летию со дня рождения», 2006 г.). Данные издания были приняты неоднозначно, но с глубочайшим интересом. 

В связи со столетием со дня рождения В.А. Романова на одном из заседаний Совета ветеранов УВД по Читинской области была высказана мысль: «А не продолжить ли подготовку таких сборников, и очередное издание посвятить памяти Василия Андреевича Романова?».

Идея была поддержана. Председатель Совета ветеранов С.И. Цвигунов тут же попросил членов Совета В.И. Салангина и М.Т. Судьина подключиться к этой работе, а директору музея истории Забайкальской милиции В.М. Степанову заняться сбором иллюстративного материала. И помощь была оказана значительная. 

Они встретились с детьми бывшего начальника управления Сергеем Васильевичем Романовым и Натальей Васильевной Шмарлиной, а живущий в Ярославле основоположник музея истории Забайкальской милиции А.Е. Власов — с внуками В.А. Романова. Живо откликнулась на рождение настоящего сборника и работавшая с Василием Андреевичем Н.А. Никитина. С.В. Романов поделился фотографиями из семейного альбома. Необычны и по-своему оригинальны воспоминания мужа Натальи Васильевны В.С. Шмарлина. Так общими усилиями получился этот сборник.

Он послужит ещё одной небольшой строкой в воспитании сотрудников органов внутренних дел Читинской области на боевых и трудовых традициях и любви к непростой милицейской профессии.

Автобиография

В.А. Романов, полковник внутренних дел

Я, Романов Василий Андреевич, родился в 1907 году в деревне Тумарово Тейковсвого района Ивановской области, в семье рабочих. Отец мой — Романов Андрей Осипович и мать — Романова Мария Савиновна всю свою жизнь работали ткачами на текстильных фабриках города Иваново. Отец в 1938 году умер. Мать — пенсионерка, проживает город Иваново, Отрубная улица, дом 12.

Я до 1920 года учился в городском училище, с 1920 по 1924 год жил на иждивении родителей. В 1924 году поступил работать на железнодорожную ветку при строительстве
1-го рабочего посёлка в городе Иваново, где и проработал до 1925 года. В 1925 году поступил работать на текстильную фабрику «Большой Ивановской мануфактуры», где проработал до мая 1930 года. С мая по сентябрь 1930 года находился на территориальном сборе в РККА. С сентября 1930 года по настоящее время работаю в органах ОГПУ-НКВД СССР.

C 1922 по 1925 годы состоял членом ВЛКСМ, выбыл из комсомола механически. В кандидаты ВКП(б) вступил в 1927 году. В члены ВКП(б) принят в 1929 году. Под судом и следствием не был. Партийным и административным взысканиям не подвергался.

Из близких родственников имею двух братьев и одну сестру: брат Романов Александр Андреевич, 1905 года рождения, член ВКП(б), работает заместителем начальника ХОЗО УМВД по Владимирской области; брат Романов Иван Андреевич, 1913 года рождения, беспартийный, работает на авиационном заводе в городе Таганроге; сестра Романова Анна Андреевна, 1917 года рождения, член ВКП(б), работает начальником отдела в тресте хлебопечения в городе Иваново.

Суду, следствию и раскулачиванию из моих родственников и родственников жены никто не подвергался. На территории, временно оккупированной немцами, никто из моих родственников не находился.

Начальник 2 спецотдела МВД СССР
полковник Романов
9 июля 1946 года

Начальник управления В.А. Романов

А.Е. Власов, полковник внутренней службы в отставке

Василий Андреевич Романов родился 5 апреля 1907 года в Ивановской области в семье потомственных ткачей. После окончания городского училища стал рабочим на текстильной фабрике Большой Ивановской мануфактуры. После прохождения военной службы в сентябре 1930 года был направлен на работу в органы внутренних дел Ивановской области. 

Начал службу регистратором, затем шифровальщиком, оперативным работником. В августе 1937 года окончил Центральную школу Главного управления госбезопасности НКВД СССР, был оставлен в аппарате наркомата внутренних дел, где по март 1949 года проработал на различных должностях оперативного состава — от оперуполномоченного до начальника отдела главка.

Был в биографии В.А. Романова памятный боевой эпизод. С мая по сентябрь 1939 года он находился в служебной командировке в Монгольской Народной Республике. За участие в боевых операциях на реке Халхин-Гол был награжден медалью «За отвагу», которую ему вручил в Кремле председатель ЦИК СССР М.И. Калинин.

Личное дело В.А. Романова. Командировка в МНР.

За участие в боевых операциях на реке Халхин-Гол был награжден медалью «За отвагу», которую ему вручил в Кремле председатель ЦИК СССР М.И. Калинин.

В 1942 году В.А. Романов получил из МНР письмо следующего содержания:

Маршал Чойбалсан, отмечая Ваше активное участие в деле разгрома японских самураев в районе реки Халхин-Гол, поручил мне передать Вам от его имени значок «Памяти Халхин-Гольских боев» и удостоверение к нему, что и посылаю Вам.

Передавая Вам боевой чекистский привет от имени чекистов Монголии, я уверен в том, что мы, монгольские чекисты, находясь на одной из линий той великой борьбы по очищению земного шара от кровавых гитлеровских фашистских собак — врагов всего прогрессивного человечества, отдадим все свои силы до последней капли крови и, добившись победы над врагом, в скором будущем крепко пожмём Ваши руки.

К сему участвовавший вместе Вами в Халхин-Гольских боях, Министр внутренних дел МНР, Б. Шагдаржап.
3 июля 1942 года, Улан-Батор


В марте 1949 года В.А. Романова направили Читу начальником областного управления внутренних дел. В этой должности он проработал 12 лет до ухода на пенсию в мае 1961 года.

На его долю выпал сложнейший период деятельности органов внутренних дел, когда в 50-х годах, после смерти Сталина, разоблачения и ареста Берии, в стране началась коренная перестройка в органах МВД-МГБ по очищению от ежовско-бериевского наследства, по наведению порядка и укреплению законности.

Это был также период ломки стереотипов прежнего мышления, осуждения культа личности и его последствий, реорганизации правоохранительных органов.

К чести В.А. Романова, которому довелось работать в труднейшей обстановке при Ежове и Берии, он сумел многое сделать для того, чтобы перестроить деятельность органов внутренних дел области, как того требовали новые задачи. При Василии Андреевиче областное управление внутренних дел стало работать в параллельном органами госбезопасности, но самостоятельном направлении.

И если раньше при смешанной структуре начальники объединённого УНКВД отдавали предпочтение чекистской работе, то теперь областное управление внутренних дел выполняло четко обозначенные функции по обеспечению общественного порядка усилению борьбы с преступностью, где милиции отводилось ведущее место. В ведение УВД входили и другие подразделения.

Много внимания с конца 1956 года руководство УВД и лично полковник Романов уделяли выполнению правительственного постановления по перестройке деятельности исправительно-трудовых учреждений области, когда была определена главная задача ИТУ — исправление и перевоспитание осуждённых, возвращение их на путь честной, трудовой жизни. В связи с этим была проведена большая организационная работа во всех подразделениях ИТУ, создана и укреплена производственная база, открыты общеобразовательные школы и профтехучилища.

Василий Андреевич Романов пользовался среди сослуживцев деловым авторитетом. За многолетнюю службу в органах госбезопасности и внутренних дел он был награждён орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Знак Почёта, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы» и другими, ему было присвоено звание «Заслуженный работник МВД СССР».

В мае 1961 года В.А. Романов ушёл в отставку по болезни. На постоянное место жительства уехал в Ярославль, где 10 ноября 1982 года — в День Советской милиции — умер в возрасте 75 лет.

Воспоминания об отце

С.В. Романов, сын В.А. Романова

Романовых в России немало. Наши корни в славном городе Иваново. Смотрю на фотографию тридцатых годов и вспоминаю свою родню. Их было пятеро: четыре брата и сестра — Александр, Иван, Василий, Анна и Сергей. Работать все начинали в родном городе. А потом судьба разбросала их в разные концы страны: Ивана — Хабаровск, Александра — в Мурманск, а отца — в Москву. Это был 1936 год.

У Василия и Юлии Романовых к тому времени был уже я, рождённый в 1934 году. Когда отца перевели в столицу, я временно остался у приёмных родителей матери. А через год мои родители уже воспитывали дочку Инну, а еще через год появилась еще одна сестричка — Наташа. А я у родителей до войны был нечастым гостем.

Отец привозил меня на лето в Москву. Но после окраинных ивановских просторов столица меня не прельщала, и я всеми силами рвался назад. И только война вернула меня в лоно семьи. В 1942 году приехал отец, и мы отправились в Уфу, куда было эвакуировано НКВД.

Отца, таким, как на фото с М.И. Калининым, я почти не помню. Знаю только, что снимок сделан после вручения правительственных наград участникам событий на Халхин-Голе. Отцу вручили медаль «За отвагу». Был у него и монгольский орден.

А на следующей фотографии — отец в погонах. Это 1943 год. В тот год мы вернулись в Москву. Помню, что ехали в теплушках, ехали долго. Я чуть не отстал от поезда.

Москва была военной. По вечерам часто объявляли тревогу, и мы уходили в метро «Площадь Маяковского», благо жили совсем рядом.

Отца я видел не так уж часто. Распорядок его работы, с нынешней точки зрения, был странным. На службу он отправлялся часам к десяти, потом на два — три часа приходил обедать и снова уходил, часто до глубокой ночи. Отец, кроме своей прямой службы, был в руководстве общества «Динамо». По выходным дням летом мы часто бывали на футбольных матчах, а зимой — на хоккее. На хоккейных матчах я несколько раз видел Василия Сталина.

А вот два снимка 1949 года. Один мой первый опыт в фотографии. Вся семья в сборе. А таким отца встретила Чита. Забайкальская часть биографии нашей семьи началась летом 1949 года и длится до сих пор. Двенадцать лет отец был начальником УВД по Читинской области. Служба почти не оставляла свободного времени, и всё же у отца было одно увлечение, к которому он пристрастил и меня. Это — рыбалка.

До сих пор помню одно первомайское раннее утро (год не помню), когда под окном просигналила отцовская «Победа». Он вернулся с рыбалки с завидным трофеем. Таймень, пойманный в устье речки Кручины, потянул на восемнадцать килограммов.

В Чите мы, дети, окончили школы, получили высшее образование, обзавелись семьями. А потом были дети — внучки Василия Андреевича и Юлии Александровны Романовых. Почему-то род наш пошёл по женскому пути, и у деда было шесть внучек. В 1961 году отец ушёл в отставку, и они с мамой и средней сестрой уехали в Ярославль. Я бывал у них по нескольку раз в год. А в 1977 году на семидесятилетие отца собралась вся родня из Москвы, Иванова, Таганрога.

Вот таким был наш батя в 70 лет. На этом снимке дедушка и бабушка с детьми средней сестры и моей младшей дочкой.

Время неумолимо. Двадцать пять лет назад отца не стало. Но милицейская династия Романовых не прервалась: дочь — майор внутренней службы Шмарлина Наталья Васильевна; внучки — подполковники милиции Сметанина Светлана Вадимовна и Гонтова Эвелина Вадимовна; правнук — курсант средней специальной школы милиции Осовик Сергей Олегович.

Романовы всегда в строю. Жизнь продолжается.

Во главе объединённого управления

А.В. Соловьев, полковник госбезопасности в отставке

5 марта 1953 года умер И.В.Сталин. Министерство государственной безопасности СССР упразднили, а его управления влили в МВД СССР, которое возглавил Л.П. Берия. Начальником преобразованного управления МВД СССР по Читинской области назначается полковник Романов Василий Андреевич, работавший в этой должности с 1949 года. Одним из его заместителей был оставлен Николай Яковлевич Волосников, возглавлявший УМГБ СССР по Читинской области с ноября 1952 года. 

Как заместитель он курировал работу по линии государственной безопасности. Н.Я. Волосников пришёл в органы НКВД СССР накануне войны, прошёл Великую Отечественную войну старшим оперуполномоченным, заместителем начальника и начальником отдела военной контрразведки «Смерш» 39-й гвардейской танковой бригады Прибалтийского фронта. Начальники отделов-отделений УМВД в районах области отвечали за работу по линии государственной безопасности и общественного порядка.

1953-1954 годы были сложными для работы сотрудников правоохранительных органов. Отношение к ним в обществе стало заметно ухудшаться. В июне 1953 года арестовали Л.П. Берия, затем последовали секретные письма ЦК КПСС о его преступной деятельности, злоупотреблениях властью и любовных похождениях. Письма читали на собраниях многочисленного партийного актива, а ни в чём не виновные сотрудники органов МВД сидели как оплёванные. В.А. Романову стоило больших усилий, чтобы поддерживать авторитет правоохранительных органов.

13 марта 1954 года был образован Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР. Начальником УКГБ при СМ СССР назначили полковника Михаила Ивановича Мокринского, прибывшего из Ленинграда. В.А. Романов продолжал работать начальником УМВД СССР по Читинской области. Н.Я. Волосников был назначен председателем КГБ при Совете Министров Тувинской АССР.

Мой первый начальник

М.Т. Судьин, полковник милиции в отставке, член Совета ветеранов УВД по Читинской области

За период моей службы в УВД Читинской области я работал под руководством четырёх начальников управления. Все они остались в моей памяти как авторитетные старшие руководители, мои воспитатели и просто добрые отзывчивые товарищи. Благодаря их участию в моей судьбе я быстро продвигался по службе, получил высшее юридическое образование и высокую должность. 

Начинал я свою милицейскую службу, когда во главе управления находился полковник внутренней службы Василий Андреевич Романов. Я тогда был молодым, всё новое впитывал в себя как губка, и считаю, что именно благодаря отеческой заботе и<правильному воспитанию своего старшего начальника ко мне пришло служебное мастерство, умение ориентироваться в непростой оперативной обстановке, знания тонкостей милицейской работы. 

И это не пустые слова, а именно так оно и было. Сейчас начальник управления, руководя большим многотысячным гарнизоном областной милиции, просто физически не может лично дойти до каждого сотрудника, побеседовать с ним, узнать о его, в том числе и бытовых заботах. И не упрёк это сегодняшним руководителям. Может, время было другое, и личного состава поменьше, но что было, то было.

Уже около пятидесяти лет прошло с момента нашего расставания, но память удерживает какие-то штришки наших взаимоотношений по службе, его образ-человека с абсолютно седой головой. А было-то ему чуть более пятидесяти лет. За глаза мы его любовно звали «Белая голова». Он знал про это и нисколько не обижался на своих подчинённых.

О начальниках судят по стилю руководства. У каждого он свой. Тот, который был у Василия Андреевича Романова, мне очень нравился. В 1961 году начальник управления принял решение начальником оперативного отдела УВД вместо И.А. Дремина назначить меня. Видимо, ко мне он долго приглядывался. Это я чувствовал по ряду его бесед со мной по различным вопросам служебной деятельности, хотя об истинных намерениях его я не догадывался. После объявления приказа о назначении он меня тщательно проинструктировал. 

А потом, пока я входил в роль начальника отдела, с его стороны был жёсткий контроль за работой отдела. Он мог неожиданно появиться в отделе и поинтересоваться, чем же конкретно в настоящий момент занимается тот или иной сотрудник, выслушивал их, давал рекомендации и делал деловые замечания. Также неожиданно во время спецзанятий входил в кабинет, усаживался в уголочке, хотя я ему предлагал место рядом с докладчиком, и молча слушал выступающего, впитывая в себя новую информацию. 

К личному составу он всегда относился внимательно и с уважением, никогда своими замечаниями не умалял их достоинства. Замечания он высказывал мне один на один после окончания занятий. В частности, он подчёркивал, что личный состав нужно учить не только одной теории, хотя это само по себе очень важно, но и закреплять всё это в практических делах, делая разбор проведённых оперативных мероприятий и отмечая как проколы, так и успехи действий сотрудников в реальной обстановке.

В то время оперативный отдел занимался розыском особо опасных преступников, скрывающихся от следствия и суда, неплательщиков алиментов, и другими функциями, способствующими разоблачению преступников. Среди разыскиваемых преступников было немало лиц, включённых в общий список по политическим мотивам ещё со знаменитого 1937 года. Обвинение по различным пунктам 58 статья УК РСФСР тогда не имело срока давности. 

Отчитываясь за какой-то отчётный период, я посетовал, что с пятидесятых годов в стране идёт процесс реабилитации, а наша картотека пухнет от этих не разысканных «мёртвых душ». И вот тут начальник управления, как бы советуясь со мной и своими заместителями, подсказал мне одну идею: «А нельзя ли организовать изучение архивных уголовных дел на разыскиваемых преступников, чтобы подготовить по ним, где это возможно, обоснованные заключения для снятия с учёта, и направить их в областной суд?».

Это было смелое решение. Мы им воспользовались. И, действительно, тогда значительная часть уголовных дел была прекращена за отсутствием состава преступления. На основании этого прекращались и розыскные дела. Как говорится, процесс пошел.

В моей памяти чётко отложились такие качества Василия Андреевича Романова как организованность, личный пример, постоянный контроль даваемых поручений, порядочность и добросовестность, учёба подчинённых на практических делах и другие положительные черты характера. Он умел поощрять хорошую инициативу, ценил оперативное мастерство, был человеком долга. И в то же время нетерпимо относился к поверхностности, верхоглядству, к любым проявлений невежества и лени.

В свободные минуты между дел он рассказывал присутствующим некоторые эпизоды своей жизни. Он родился в городе ткачей Иваново. А в нашем городе бывал ещё до войны, во время боевых действий на реке Халхин-Гол в 1939 году. В то время он служил в органах государственной безопасности и занимался обеспечением секретной радиосвязи между районом боевых действий и правительством СССР в Москве. За чёткое выполнение возложенной задачи он был награждён боевой медалью «За отвагу». 

Эту медаль ему в Кремле вручал лично «всесоюзный староста» Михаил Иванович Калинин. После награждения их сфотографировали, и эту фотографию он нам показывал. В.А. Романов рассказывал, что М.И. Калинин был невысокого роста, широк в плечах и энергичен в движениях. Одевался он в широкий длинный пиджак, носил плоскую кепочку, козырёк опускал на лоб.

Вначале шестидесятых годов полковник внутренней службы Василий Андреевич Романов вышел на пенсию и уехал из Читы. В Чите остались его дети, сын Сергей Васильевич и дочь Наталья Васильевна. Их многие знают. Иногда общаясь с Сергеем Васильевичем, я ловлю себя на мысли, что, как будто, поговорил с самим Василием Андреевичем, одинаковы, — голоса у них одинаковы.

Замечательный и отзывчивый человек

H.A. Никитина, ветеран органов внутренних дел

В пятидесятых годах я работала секретарём начальника Управления милиции МВД СССР по Читинской области. Режим работы в управлении тогда был совсем другой, нежели сейчас. Начальник управления Василий Андреевич Романов ежедневно допоздна оставался в своём кабинете. Виной тому была большая разница во времени с Москвой, и он в любой момент ожидал из министерства телефонные звонки. 

А утром, как всегда, свежий, в отутюженном мундире, постоянно в одно и то же время, поздоровавшись и перекинувшись со мной несколькими словами, проходил мимо меня в свой кабинет. Служебный день у него начинался с заслушивания доклада о происшествиях и преступлениях и принятых по ним мерах. Потом были оперативные совещания, вызовы и приёмы руководящих работников управления. 

Но мог он и сам неожиданно посетить тот или иной отдел управления, поговорить с людьми, увидеть их в деле. После обеда был часов до четырёх перерыв, а дальше работа у сотрудников перемещалась на улицу. Вечером он снова уединялся в кабинете и работал с документами.

В обращении с подчинёнными он был культурен, вежлив и всегда держал слово, если его давал. И в то же время он был очень серьёзным и требовательным руководителем. Сам всегда дисциплинированный и аккуратно одетый. То же самое он требовал от других.

В моей практике был такой случай. В 1956 году в школу, где учился мой сын, из военкомата прислали путёвку в Свердловское суворовское училище. Сын перешёл в пятый класс, учился хорошо, и педагогический коллектив школы решил наградить этой путёвкой его. Сообщили об этом мне в один из летних дней, когда сын отдыхал в пионерском лагере за городом возле реки Кручина. Я растерялась и решила посоветоваться с Василием Андреевичем. «Как быть?» — спрашиваю. 

Он мне сразу посоветовал не раздумывать и не упускать такой возможности, а потом сказал: «Даю тебе машину. Поезжай в лагерь, забирай сына и готовь в училище». Я так и сделала, за что ему очень благодарна. Сын прошёл комиссию, сдал экзамены и посвятил всю свою жизнь военной службе. Думаю, что не только мне помог начальник управления словом и делом. А потому всегда вспоминаю начальника управления Романова как замечательного и отзывчивого человека.

Как я вошёл в семью Романовых

В.С. Шмарлин, пенсионер, член семьи Романовых

Для меня Василий Андреевич никогда не был начальником. Он просто был моим тестем, любимым и дорогим человеком. Я никогда не забуду своих первых впечатлений от того, как меня приняли в семье Романовых.

После окончания 4 курса геологического факультета МГУ меня послали на преддипломную практику на Балейское золоторудное месторождение. Здесь партия московского ЦНИГРИ уже который год исследовала южный фланг Балейского месторождения — так называемое Тасеевское месторождение. Там же, в Балее, проходили практику девушки-дипломницы Читинского медицинского института. Вечерами молодёжь собиралась на единственной в городе открытой танцплощадке.

Буквально за месяц до поездки на практику в Москве проходила неделя французского кино, где меня до глубины души впечатлила игра актёров Симоны Синьоре и её мужа Ива Монтана. А тут в Балее, в первый же приход с ребятами на танцплощадку, я увидел девушку, разительно похожую на популярную французскую актрису Симону. Я аж оторопел, до того меня потрясло это сходство. Впечатление было настолько сильное, что весь вечер я от неё не отходил. Я не знал, как её звали, но это было и неважно. Потом мне сказали, что это Наташа Романова.

Любовь была бурной, и уже через неделю Балейский городской ЗАГС, нарушив все существующие на этот счёт порядки, нас расписал. И официально мы с Наташей стали мужем и женой.Сразу же после ЗАГСА мы отправились на почту и отправили две телеграммы: одну в Читу — её родителям, вторую в Киев — моим. А вечером состоялась студенческая свадьба.

Через два дня в Балей на машине приехал тесть. Я впервые видел Василия Андреевича Романова. Это был среднего роста, седой как лунь мужчина, выглядевший значительно старше своих 53-х лет. Мы с Наташей, конечно, переживали, как произойдёт эта встреча. Но на его лице играла улыбка. И эта располагающая к себе улыбка и спокойная негромкая речь выдавали в нём агронома или пчеловода. Так мне вначале показалось. Однако на его плечах был форменный полковничий китель, а за спиной служебный автомобиль ЗИМ, самый престижный из автомобилей отечественной автомобильной промышленности. 

Тут только я понял, куда я попал. Тесть подошёл к нам и сказал: «Молодёжь, поздравляю и желаю счастья!».  Этим он покорил меня сразу и навсегда. А вечером в банкетном зале ресторана «Самородок» состоялась уже вторая по счёту свадьба…

Василий Андреевич выхлопотал меня на несколько дней у начальника партии ЦНИГЛИ П.С. Бернштейна, который при виде в своём кабинете начальника областной милиции на время потерял дар речи, и мы на ЗИМе помчались в столицу Забайкалья. По приезду в Читу я познакомился с новыми родственниками. А тесть нам сделал подарок — предложил в качестве свадебного путешествия воскресный «круиз» на забайкальскую жемчужину — озеро Арахлей. Это сейчас туда по отличному шоссе можно добраться за час, а тогда не каждый и бывал там.

Хорошо отдохнув и отведав тройной ухи, на изготовление которой Василий Андреевич был большой мастер, мы под вечер возвращались в город. На 41-м километре Романовского тракта издали была видна огромная пробка. Лавируя на ЗИМе между машинами и осознавая своё превосходство, наш водитель лихо приближался к машине, ставшей виновницей такого столпотворения. Но тут перед нами появился молодой рядовой милиционер и жезлом остановил нашу машину: «Куда прёшь? Не видишь пробка! А ну, сдавай назад!». Тесть вышел из машины и попросил милиционера разъяснить ему сложившуюся ситуацию. 

Но тот, не узнавая в пожилом мужчине, одетом в спортивный костюм, начальника управления областной милиции, продолжал отыгрываться за шофера ЗИМа и на нём. Не успев договорить очередную тираду, милиционер вдруг отлетел в сторону, а возникший на его месте лейтенант милиции, взяв под козырёк, чётко доложил: «Товарищ полковник! Из-за автоаварии возникла пробка, и уже продолжительное время на тракте нет движения». Быстро оценив ситуацию, тесть тут же работникам ГАИ отдал необходимые распоряжения. 

И уже через десять минут злополучные машины, ставшие причиной происшествия, грузовыми машинами были убраны с трассы. Движение возобновилось. Но мы уехали только после того, как на тракте не осталось стоящих машин, и была выяснена причина автоаварии. Как и положено. Так я увидел Василий Андреевича в действии.

Через несколько дней состоялась третья, можно сказать, официальная свадьба. На неё были приглашено всё высшее руководство области во главе с первым секретарём обкома партии А.И. Козловым и его молодой супругой. Чтобы зять перед лицом именитой публики не выглядел бедным родственником, Юлия Александровна, моя тёща, у соседей попросила на время парадно-выходной костюм их сына. В этом костюме нас с младшей дочкой Романовых Наташей представили высшему областному обществу.

После того, как была съедено фирменное блюдо тёщи — фаршированная щука, выяснилось, что недоучившийся геолог не пришёлся ко двору некоторым именитым гостям. Через приоткрытую дверь всем было слышно, как Алексей Иванович Козлов довольно громко выговаривал моей тёще: «Вот увидите, Юлия Александровна, ваша Наташка с этим хлыщём и года не проживёт». На что моя теща прямо ответила: «Если Вам у нас не нравится, то можете уходить».

После того как Козловы покинули наше застолье, за столом началось всеобщее веселье, а у домашних — переполох. Однако тесть и бывший тут командующий забайкальской авиацией генерал Бугма подошли ко мне и успокоили меня: «Не переживай, всё будет хорошо!».  И тогда я понял, что теперь у меня будет два отца: один родной — в Киеве, второй — в Чите.

А прогноз Козлова не сбылся. Скоро нам с Натальей Васильевной будет по 70 лет. И все мы вместе. А в 2009 году собираемся отметить золотую свадьбу. У нас две дочери, обе в звании подполковников милиции. Три внучки. Жаль только мужика не хватает, чтобы было кому рыбацкие снасти передать.

А продолжение этой истории такое. В 1961 году я успешно окончил учёбу в МГУ и получил направление на работу в Читинское геологическое управление. И вдруг, как гром среди ясного неба новость, которая ошеломила всех: тесть уходит на пенсию!? Ему тогда было всего 54 года. О причинах этого старались не рассуждать, да и тесть бы не позволил. Конечно, формальные причины для досрочного сложения полномочий были: в соседнем милицейском доме один работник управления из табельного пистолета убил жену и застрелился сам, а в Балее местная милиция переусердствовала при задержании подозреваемого… 

Разумеется, всё это бумерангом отразилось на начальнике управления. Ходили слухи и о другой причине. Но об этом стало известно только после освобождения от должности в 1964 году Никиты Сергеевича Хрущёва. Оказывается, в начале шестидесятых годов он планомерно заменял старые «сталинские кадры». Тогда был в нашей области освобождён первый секретарь обкома партии А.И. Козлов. В эту волну попал и начальник управления внутренних дел В.А. Романов.

Кисловодск. 1961 год

В 1961 году Василий Андреевич и Юлия Александровна переехали в город Ярославль. После такого стресса психологически, мне кажется, Василий Андреевич так и не восстановился.

Нигде и никогда больше не работал, не имел ни дачи, ни огорода, а жил уединённо в своей двухкомнатной квартире. Он прожил ещё 21 год, ведя здоровый образ жизни. Особенно выручали рыбалка и любящая и любимая жена.

Юлия Александровна пережила мужа на 11 лет. На кладбище г. Ярославля их могилы рядом, как рядом прожили всю жизнь. Теперь за могилами ухаживают внуки — дети их старшей дочери Инессы Васильевны.

Есть у государства люди заслуженные — перезаслуженные, а есть, которые несут доброту людям. Именно таким человеком был Василий Андреевич Романов, начальник управления внутренних дел по Читинской области, мой тесть и наш незабвенный деда Вася. Я уверен, что его светлый образ живёт не только в сердцах его родных, из которых дочь, две внучки и правнук посвятили свою жизнь органам внутренних дел, но и в том коллективе, которым полувека назад он руководил.

Несколько слов хочется сказать и о моей жене, младшей дочери Василия Андреевича. Она — ветеран органов внутренних дел и известна многим под именем Наталья Васильевна Шмарлина. Родилась она в 1938 году, когда её отец служил ещё в центральном аппарате органов государственной безопасности в Москве, но считает себя забайкалкой. Здесь она окончила школу №4, а затем, уже после отъезда отца из Читы, — медицинский институт. 

Вначале работала участковым врачом Ингодинской районной поликлиники, а в 1967 году принята на работу в органы внутренних дел, где занимала всего две должности: начальник терапевтического отделения областной больницы отдела мест заключения УООП Читинского облисполкома и председатель ОВВК Медицинского отдела УВД Читинской области.

В служебных характеристиках отмечались её отличные организаторские способности и высокий профессионализм. Её работа с положительной стороны несколько раз отмечалась в министерских медицинских обзорах. Неоднократно поощрялась, имеет знак «За отличную службу в МВД». В 1995 году вышла в отставку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *