На службе Отечеству. Комплексные меры в борьбе с преступностью

Проекты | Персона | Комплексные меры в борьбе с преступностью

Я уже говорил, что бороться с преступностью, добиваться положительных результатов, сдерживать её можно только тогда, когда государство, общество, специальные органы заинтересованы в этом и реально принимают меры в борьбе с этим опасным и живучим злом. В советское время так и обстояло дело, что подтверждено самой жизнью. 

Глава 5 из сборника воспоминаний Г.П. Щелканова. При публикации использованы документы и фотографии из архива музея истории УМВД России по Забайкальскому краю.

С преступностью одним махом покончить невозможно. Это задача далёкой перспективы. А вот сдерживать, предупреждать её, не допустить криминализации всего общества — можно и до́лжно. И за это с нас строго спрашивали. Конечно, нужно время, настойчивость, наступательность сосредоточение всех сил и средств государства, общества, всей правоохранительной системы на борьбу с этим опасным и живучим явлением. 

Первые попытки комплексного подхода к решению этой проблемы были предприняты ещё в 70-е годы прошлого столетия. В самом деле, чтобы бороться с воровством, нужны одни меры: с хулиганством — другие; с дорожно-транспортными происшествиями — третьи. К рецидивистам, ранее судимым, тунеядцам — нужен один подход, к несовершеннолетним правонарушителям — другой; с преступлениями в сфере быта — третий.

С учётом требований центра и практического опыта в наше время предупреждение преступлений выносилось на первый план. В центре и на местах была создана специальная служба, установлена государственная отчётность. За профилактическую работу спрашивали. Сейчас не до профилактики: дай-то бог выявить, учесть и раскрыть преступление.

С учётом этого в 1972 году нами в УВД впервые был разработан и настойчиво осуществлялся комплексный план профилактических мероприятий.

Электронный музей Академии управления МВД России

В последующем такие планы утверждались и осуществлялись ежегодно. Если я не преувеличиваю, то что-то подобное делается и теперь. Перечислять планируемые мероприятия физически невозможно, тем более  что это дело творческое, исходит из обстановки и времени. Расскажу кратко об этом. 

Основой профилактики по месту жительства были опорные пункты (позднее — пункты охраны правопорядка), рождённые само́й жизнью по опыту Ленинграда, Горького и Москвы.

Они были включены в единую дислокацию по охране общественного порядка в микрорайонах и включали в свой состав помимо участковых инспекторов детских комнат милиции добровольные народные дружины (ДНД), комсомольские оперотряды, широкую депутатскую и партийную общественность.

К середине 70-х годов у нас опорных пунктов охраны порядка насчитывалось более 100. Они показали свою жизненность и действовали до начала 90-х годов.

Но затем постепенно захирели, а зря. Главными действующими лицами были участковые инспектора, которые были организаторами всех работ в микрорайоне. Во многих районах местные власти под опорные пункты и служебные квартиры для участковых стали выделять и строить хорошие помещения, оснащать их связью, транспортом. А главное, состоит в том, что сам трудовой народ стал заботиться о состоянии правопорядка в микрорайонах и взваливал на свои плечи эту ответственность. 

В советской Конституции было записано: «Кто не работает — тот не ест». Все здоровые люди обязаны были трудиться, а уклоняющиеся от труда строго преследовались по закону. Так, только в области в 1974 году органами милиции было выявлено 850 тунеядцев, из которых 600 — были трудоустроены принудительно, а более 200 наиболее злостных были осуждены.

А какова обстановка теперь? Только в области официально зарегистрировано тысячи безработных. Даже специалисты годами не могут устроиться на работу. Идёт массовое сокращение рабочих и служащих с предприятий из-за их закрытия или свёртывания производства. Наглядные примеры — в Чите, Балее, Петровск-Забайкальске.

Само «демократическое», «правовое государство» сделало многих трудоспособных граждан «бомжами», лишило их средств к существованию… В советское время людей принудительно заставляли работать, а теперь люди хотят работать, но их лишает этого конституционного права сама власть. На конец 2004 года в области насчитывалось 60 тысяч безработных.

В наше время особое внимание обращалось на борьбу с рецидивной преступностью, которая была довольно высокой (в 1975 году — 21%).

Именно она была и остаётся питательной средой для воспроизводства опасных преступлений. По закону в отношении рецидивистов установлен был «административный надзор», велась профилактическая и агентурная работа. Хотя эта мера была недостаточно эффективной, но она всё-таки позволяла в какой-то мере держать этот опасный элемент под контролем. 

А сейчас этого нет. Государство порой объявляет амнистию, выпускает на волю часть осуждённых, освобождая переполненные тюрьмы, которые скоро заполняются вновь. Умышленных убийств и тяжких телесных повреждений и тогда в области совершалось довольно много (более 200 в год). Но это были, как правило, убийства, совершаемые на бытовой почве. Убийства чаще совершались внезапно, одномоментно, без подготовки, в результате пьянки. Ни заказных, ни организованных убийств не было.

В каждый дом милиционера, конечно, не поставишь, поэтому предупреждать такие преступления довольно сложно. Но, тем не менее что-то сделать можно: путём выявления пьяниц, дебоширов, скандалистов и индивидуальной предупредительной работы с ними.

Профилактика, предупреждение преступлений рассматривались, так же как и их раскрытие — первоочередной задачей.

Этой работой занимались все службы по всем направлениям, имели для этого специальные структуры, обученные кадры. Здесь был уже некоторый опыт и положительный результат. Уверен, что этому направлению в перспективе принадлежит будущее.

Если оценивать по большому счёту нашу деятельность за десятилетие (1970—1980), то следует честно признать, что нам не удалось добиться последовательного снижения преступности в области, — такова была тенденция в стране, мире. Причин этого немало, объективных и субъективных.

Но рост был велик: 4—5% в год, или 4—5 тысяч преступлений по области ежегодно, то есть 40—45 преступлений на 10 тысяч населения при раскрываемости — 92—93%. С 1970 по 1979 г. в области было зарегистрировано по линии уголовного розыска их 45 тысяч, из них тяжёлых  — 8—10%. При этом убийств с покушениями было учтено в 1970 году — 160; в 1978 году — 202.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *