Дети Великой Отечественной войны: Пономарёв Павел Анатольевич

Проекты | Музей | Дети Великой Отечественной войны: Павел Пономарёв

Приблизительное время чтения: 5 минут

Пономарёв Павел Анатольевич

Я родился 10 марта 1928 года в деревне Чураково Учецкого сельсовета Лальского, сейчас Лузского района Кировской области. Отец — Анатолий Борисович, работал заведующим молочно-товарной фермой, мать Агния Прокопьевна — колхозница.

Старше меня были брат и сестра, младше меня сестра 1931 года рождения. До начала войны я закончил 6 классов. В начале 1942 года взяли в армию отца, затем брата. Отец погиб в боях под Москвой, брат при бомбёжке железнодорожного состава, следующего на фронт. Когда получили похоронки на отца и брата, мать слегла и уже не только работать в колхозе, но и по дому не смогла управляться.

Я остался старшим, во главе семьи в 14 лет. В деревне остались подростки, такие как я, старики, да председатель колхоза имел бронь. Вся колхозная работа свалилась на нас: пахали, сеяли, боронили в начале лета, затем начинался сенокос. Косили, сгребали сено, метали в стога, затем начиналась уборка хлебов, обмолот. Зерно свозили в амбар колхозный, затем шла сдача хлеба и овощей государству. В 14—16 лет с мешками пришлось повозиться вдоволь: какая уж там техника — лошадь да своя горбушка. 

Работали от зари до зари, не зная ни выходных, ни тем более праздников. После уборки урожая, его обработки и сдачи государству, засылке семян в сусеки государства, ничего не оставалось. Трудодни есть, а получать по ним нечего или почти нечего. Питались тем, что в колхозе получишь, остальное с приусадебного участка: кормилица корова была, овцы. Приходилось есть траву, молоть опилки, добавлять в муку и стряпать хлеб, а то и голодному ложиться спать. Это весной, летом, а поздней осенью и зимой работы в колхозе меньше. Нас, подростков, да ещё нескольких мужчин и женщин направляли на лесоразработки.

Я первые две зимы месяц — два возил на лошадях двухметровые брёвна в районные организации, затем шестиметровые — на бумажную фабрику. Погрузка, разгрузка своими силами. Потом все зимы проводил на лесозаготовках: от выпадения снега до его таяния. Инструмент, который у нас был — это поперечная, затем лучковая пила, топор и металлический клин. Заготавливали строевой лес: шпалы, телеграфные столбы, пиловочник, подтоварник и дрова. Возили на берег речки, а весной по большой воде сплавляли.

Жили в бараках по колхозам. Двухъярусные нары по 50 и более человек в одном отсеке. В 7 утра звон рельса — подъём. Кто и чем питался, одному Богу известно. В секции две печи, одна для приготовления пищи, вторая — для сушки одежды, обуви и сбруи лошадей. В 8 часов — выход, а в 9 — мы уже на делянке. Опять звон рельса, и мы приступаем к работе.

Так каждую зиму на разных лесоучастках. В 1949 году меня и других ребят наградили медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». В этом же году мне и брату принесли повестки: явиться в райвоенкомат. За ночь мы добрались до дома, взяли, что нужно и отправились к месту назначения. Пошли, это около 50 км, по дороге ночевали. 

Нас всю команду посадили на поезд и отправили в Киров. Там прошли комиссию, кого не забраковали — в вагоны (товарные) и повезли на Восток. Куда, в какие войска никто не говорит. В Чите, как потом узнали, нас высадили из вагонов на воинской площадке. Оттуда пешком, а нас колонна около 300 человек. Все оборванцы, небритые, с котомками, по улицам идём. Люди смотрят, кричат: «За что арестовали, какой срок?» Даже куски хлеба бросали в колонну. Вскоре мы узнали, что нам придётся служить во внутренних войсках по охране заключённых. Через 2,5 года службы я был направлен на учёбу в Калининградское двухгодичное военное училище МВД СССР.

Ко времени его окончания в 1953 году умер бессменный руководитель КПСС и страны И.В. Сталин. Прошла большая амнистия, закрылось много лагерей и колоний. Сложность ситуации была в том, что нас, 300 выпускников училища, молодых лейтенантов некуда было направлять для дальнейшей службы.

Но, и как и следовало ожидать, амнистия вызвала резкое увеличение преступности. И тогда нас всех направили для прохождения дальнейшей службы в милицейские подразделения. Я вернулся в Читу. На различных должностях в отделах и подразделениях я прослужил до мая 1982 года. В звании подполковника милиции с выслугой в 33 календарных года ушёл на пенсию с должности оперативного дежурного оперативной части штаба УВД. 

С первых дней создания в 1983 году общественной организации ветеранов органов внутренних дел являюсь членом ветеранской организации штаба УВД. Поддерживаю связь с бывшими сослуживцами и сегодняшними сотрудниками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *