Чита. Улица Амурская. Гостиница «Грандъ-Отель». Открытое письмо.
|

Читинский полицмейстер: Иван Константинович Прошутинский

Проекты | Персона | Читинский полицмейстер: Иван Константинович Прошутинский

Приблизительное время чтения: 11 минут

Родом неизвестный, судьба незавидная

Прибыв на службу, полицмейстер Прошутинский принял доклад дежурного по управлению. Из него следовало, что ночь прошла без происшествий. Затем произвел инструктаж полицейских, заступающих на дежурство. Вскоре предстояло совещание у военного губернатора по вопросам недавно введённого военного положения. 

В кабинете он ознакомился с записями в «Журнале происшествий» за сутки, сделал из него выписку для доклада на совещании. После чего, как он это делал уже полгода, став полицмейстером, на новой странице вывел: «23 апреля 1905 года…».
Больше он ничего записать не успел. В коридоре раздались торопливые шаги, в кабинет без стука ворвался дежурный по управлению и с порога заорал:
«Стреляли в Пнёва! На Амурской…».

Так начался новый рабочий день полицмейстера Читы Ивана Константиновича Прошутинского. Его фамилия, имя и отчество как читинского полицмейстера стало известно из рукописного списка,  хранящегося в музее УМВД Забайкальского края.

Его имя, но не должность, затерялось в истории между его предшественником Балкашиным и убитым после него Гарпинченко. Фамилия его не упоминалась ни в одном очерке или воспоминаниях, связанных с «читинской республикой». Но не история революции 1905-07 гг. интересует нас, а история конкретного человека. А незавидное завершение его службы в полиции достойно дополнительного исследования.

Воспроизведём периоды службы И.К. Прошутинского в полиции в хронологическом порядке, привязываясь к Памятным книжкам. Первое упоминание о Прошутинском датируется 1891-м годом. Тогда он служил в Троицкосавском городском полицейском управлении в должности полицейского надзирателя.

В этом же году его имя упоминается уже в Нерчинском окружном полицейском управлении. Здесь Прошутинский «во время проезда» Забайкальской области цесаревичем Николаем Александровичем был им поощрён. Э.Э. Ухтомский писал об этом в книге о путешествии цесаревича: «из чинов полиции удостоились получить подарки «Серебряные часы получили полицейские надзиратели Нерчинска — гг. Прошутинский и Курбатов, Читы – гг. Паль и Малиновский».1Ухтомский Э.Э. «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества государя наследника цесаревича, 1890—1891» (Санкт-Петербург; Лейпциг).

В 1893 году он полицейский надзиратель Нерчинского окружного управления в чине коллежского регистратора (низший чин в табели о рангах). В 1893 году полицейский надзиратель Троицкосавского городского полицейского управления. В 1894 году губернский секретарь полицейский надзиратель Нерчинского окружного полицейского управления.

1. Памятная книжка Забайкальской области на 1891 год, с. 9. 2. Памятная книжка Забайкальской области на 1898 год, с. 65.

С 1897 по 1903 гг. — коллежский секретарь, с 1899 г. — титулярный советник, участковый пристав Селенгинского окружного полицейского управления. Ведал Кабанской, Троицкой и Кударинской волостями и Кударинской степной Думой.

Как видно из формулярных списков и памятных книжек, Иван Константинович на одном месте не задерживался. Видимо имел поощрения не только от цесаревича, но и от своего начальства. В результате и был выдвинут на должность полицмейстера, выслужив к 1904 году чин титулярного советника (капитан).

По времени назначения его полицмейстером Читы исходим из статьи Татьяны Казаковой «Не состоявшаяся реформа» (Хронограф №1, 2012), где она приводит слова, видимо из архива, что «полицмейстер Балкашин своим приказом от 18 октября 1904 года, поручает всем полицейским надзирателям, во исполнение обязательных постановлений городской Думы, привести в порядок свои участки». То есть в конце 1904 года Прошутинский стал полицмейстером г. Читы. 

О событиях и работе полиции в условиях войны

Об Иване Константиновиче Прошутинском можно написать очерк о событиях, происходящих в Чите и работе полиции в условиях войны. Ещё до его назначения, 28 января 1904 г. в газете «Забайкальские областные ведомости» появилось первое сообщение о начале войны с Японией. Было извещено о мобилизации в армию, в то же время «отсрочку получали полицейские, врачи, железнодорожники, служащие Госбанка и казенной палаты». Но для полиции наступали непростые времена. Криминальная  обстановка подогревалась начинающимися забастовками.   

Что происходило в Чите вначале 1905 года, представляется короткими телеграфными строками. При этом используются выдержки из газет того времени и другие источники.

Газеты сообщали, что первая сходка железнодорожных рабочих состоялась 19 февраля в Кузнечных рядах. Александр Баринов в книге «Стража» добавил к этому, что полицейский наряд из полицейских надзирателей Деменштейна и Семова и 16 городовых в этот день участвовали в задержании в одном из домов на Кузнечных рядах революционеров по распоряжению жандармского ротмистра Балабанова.

А. Баринов. «Стража». Чита, 2008

Как только на пороге появились чины полиции, раздались крики «Полиция», «Уничтожай, что можно», «Вали напролом», «Никого своих не оставлять», «Бей их», площадная брань. Свеча сейчас же была потушена, и толпа бросилась к выходу. Отброшенные назад, бывшие на пороге чины полиции попробовали было припереть снаружи дверь, но натиском толпы она была открыта, и бывшие в комнате, оттесняя городовых, стали разбегаться, причем произвели по направлению к городовым много выстрелов из револьверов.

В ответ городовые дали тоже несколько выстрелов, по большей части в воздух, однако некоторыми выстрелами, судя по первоначальным показаниям городовых, несколько человек из толпы были ранены, так как слышны были крики, одного человека видели лежавшим на дворе, но он был поднят своими единомышленниками и унесен… Из чинов полиции никто не ранен. 

В ходе этой операции удалось задержать восемь человек. Через день состоялась первая забастовка. Забастовщики выдвинули требование об освобождения восьми рабочих, арестованных ранее на сходке. Забастовки продолжились 15-22 марта. 16 апреля бывший губернатор Забайкальской области, а ныне начальник тыла действующей армии генерал И.П. Надаров вводит в Забайкалье военное положение. Запрещены сходки, митинги, забастовки.

Через неделю, 23 апреля, на улице Амурской при задержании Кривоносенко, раздававшего прокламации, был ранен городовой Пнёв.

Справка

Перед 1 мая по городу расклеивались прокламации, а над триумфальной аркой в честь проезда цесаревича, ставшего императором Николаем II, был вывешен красный флаг.

Кривоносенко был арестован, а 12 августа 1905 года газета «Забайкальские областные ведомости» сообщила: «…дело Дмитрия Кривоносенко в покушении на городового отложено по причине сомнения в нормальном психическом состоянии подсудимого».2В. Лобанов, «Эффект», 1999.

Затем он оказался на свободе. Позже, в номере от 9 декабря 1905 года та же газета сообщила, что Кривоносенко с другом «…приехал в Улеты и стал продавать коньяк и агитировать за созыв в Учредительное собрание».

Фамилия этого персонажа часто мелькала на страницах газет. Был не раз в тюрьме, в психиатрических больницах в Казани, затем в Томске, где и остался проживать. После революций занимал должность комиссара по борьбе с контрреволюцией, впоследствии преобразованную в Томскую ЧК.

24 мая 1918 года при попытке конфисковать «излишки продовольствия» в женском Иоанно-Предтеченском монастыре был убит собравшейся толпой.  

Кривоносенко Дмитрий Иванович (1885—1918)
Источник: nkvd.tomsk.ru

Из материалов журналиста, укрывшегося за псевдонимом «М. П-ский», который опубликовал воспоминания П.С. Кривоносенко, матери Дмитрия Кривоносенко:
«В тот день он (сын) пошел гулять по Амурской улице… и открыто… стал раздавать прокламации. Действия моего сына были замечены городовым Дворянчиковым, но последний не решился арестовать его. Наконец нашелся смельчак, городовой Пнев. Он подошел к моему сыну, остановил его и стал требовать, чтобы он прекратил свои действия и выдал ему прокламации и оружие.
Все это происходило против магазина Колет. В это время все прокламации были уже розданы, а оружие сын отдать не соглашался и, вынув револьвер, сказал городовому: «Я не могу отдать его вам, т.к. он отцовский». Городовой ухватился за револьвер и рванул его к себе, раздался выстрел, и городовой был ранен. Набежала полиция и публика, и сын мой был арестован…».

Осенью в Читу прибывает группа профессиональных революционеров. Газеты «Забайкалье», «Забайкальские областные ведомости», «Азиатская Русь» в конце 1995 — начале 1906 гг. освещали текущие события, оказавшиеся самыми беспокойными. Главными стали объявление Манифеста 17 октября и амнистия, признанная многими слоями неполной. После этого забастовали все — железнодорожники, учителя, чиновники…

6 декабря начался захват Кабинетских земель. 9 декабря пытались бастовать жандармы Дальнего вокзала, но получили выговор от начальства и успокоились. 11 декабря окончилась забастовка работников винного склада. С началом торговли водкой толпы горожан штурмовали магазин с такой яростью, что пришлось вызывать полицию. При безучастном поведении полиции начали создаваться отряды народной милиции. 20 декабря народные милиционеры явились на заседание созданного городского комитета обороны.

О бессилии полиции привёл пример в книге «Старая Чита» В.Г. Лобанов:

В. Лобанов. «Старая Чита». Чита, 2001

В конце 1905 года, пользуясь сложной политической обстановкой в городе, уголовные элементы распоясались полностью. Грабежи, насилия, убийства были почти ежедневно. К.И. Колеш отстреливался от бандитов три раза, обнаружил лаз в свой магазин. …пошел в полицию и обратил ее внимание на неспособность уберечь граждан от грабежей и насилия. Полиция заявила, что сделать ничего не может. Тогда К.И. Колеш раздал горожанам часть оружия из своего магазина, создал боевую дружину самообороны, причем категорически отказался подчинять ее городской полиции.

Из донесения жандармского ротмистра Покровского:
«C 11 декабря в Чите начала функционировать вновь возникшая небольшая группа социалистов-революционеров… группа организует боевую дружину для исполнения террористических действий в отношении тех административных лиц, действия которых будет признана вредной для революционного движения».3А. Баринов, «Стража».«По жребию» было решено лишить жизни четырех административных лиц, в числе которых были названы сам ротмистр Покровский и читинский полицмейстер.

9 января 1906 года. Годовщина Кровавого воскресенья. В этот день прошла величественная демонстрация от главных ж/д мастерских, в которой приняло участие около 5 тыс. человек. Среди мещан имелись предположения о стычке демонстрантов с войсками и полицией города.

19 января. Газеты писали, что восторги от ощущения свободы у жителей Читы окончились быстро. К городу приблизились две карательных экспедиции Ренненкампфа и Меллер-Закомельского. Революция была обречена.

С 20 января начались аресты и репрессии. В них принимали участие полицейские Читинского городского полицейского управления. Как воспринимались такие решения полицмейстером Прошутинским, приходится только догадываться. Наверное, нелегко.

Обратимся к групповому снимку Троицкосавского полицейского управления.

Чины полицейского управления Троицкосавска. В центре — начальник управления Н.М. Добромыслов. 1900 год. Источник: музей истории УМВД России по Забайкальскому краю

Его начальник Н.М. Добромыслов в период службы там наверняка был знаком с Прошутинским, который мог знать и его сына, которого позже ему пришлось арестовывать.

Справка

Добромыслов Александр Николаевич (1878—1938) родился в Иркутске и там же обучался в духовной семинарии. Читинский православный священник Добромыслов в первую русскую революцию был участником революционных событий в Чите, пропагандистом и агитатором.

Источник: Забайкальский краевой краеведческий музей имени А.К. Кузнецова

Позже он писал, что с прибытием карательных экспедиций «вступила в свои права реакция. Началась расправа». Многим арестованным грозила смертная казнь. Читинская общественность для их спасения решила обратиться к архиерею Мефодию.

Одним из участников делегации к нему был священнослужитель Добромыслов. Поход к архиерею ничего не дал для осужденных революционеров, а Добромыслов сам оказался в карательном поезде Ренненкампфа.4В. Филоненко. «Расстрелян по ложному обвинению». Газета «Забайкальский рабочий», №119, 25.06.2010.

От должности отстранён и арестован

Что же произошло с самим Прошутинским?

По одним данным полицмейстер попал под приказ генерала Ренненкампфа №… от 24.01.1906 года об отстранении от должности и арестован вместе с военным губернатором Холщевниковым.

Другие сведения содержатся в «Книге русской скорби».5«Книга русской скорби» представляет собой лишённый хронологического или систематического порядка перечень биографий лиц, погибших при революционных волнениях. Наряду с жертвами террористических актов революционных партий, в книге перечисляются и жертвы криминальных инцидентов, и те лица, причины смерти которых не были раскрыты.

Издание активно продвигалось в полицейской среде руководством Министерства внутренних дел. Известно об издании «циркулярных предложений», в последнем из которых, отмечалось, что: «Чины полиции почерпнут, читая эти книги, новые силы для своей трудной службы на пользу родины, и пример описанных жертв долга подкрепит их и воодушевит их работу».
В ней говорится:
«въ разгаръ революціоннаго движенія въ 1905 году Андрея Степановича (Гарпинченко — В. Филоненко) перевели въ самое гнездо смуты, въ гор. Читу, помощникомъ полиціймейстера; а когда въ мае 1906 года полицмейстеръ гор. Читы Пр—ій (Прошутинский — В. Филоненко), былъ устраненъ отъ должности и преданъ суду, то въ исполненіе обязанностей полиціймейстера вступилъ его помощникъ». 

Дальнейшая судьба полицмейстера Прошутинского И.К. неизвестна.

Примечания

  • 1
    Ухтомский Э.Э. «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества государя наследника цесаревича, 1890—1891» (Санкт-Петербург; Лейпциг).
  • 2
    В. Лобанов, «Эффект», 1999.
  • 3
    А. Баринов, «Стража».
  • 4
    В. Филоненко. «Расстрелян по ложному обвинению». Газета «Забайкальский рабочий», №119, 25.06.2010.
  • 5
    «Книга русской скорби» представляет собой лишённый хронологического или систематического порядка перечень биографий лиц, погибших при революционных волнениях. Наряду с жертвами террористических актов революционных партий, в книге перечисляются и жертвы криминальных инцидентов, и те лица, причины смерти которых не были раскрыты.

    Издание активно продвигалось в полицейской среде руководством Министерства внутренних дел. Известно об издании «циркулярных предложений», в последнем из которых, отмечалось, что: «Чины полиции почерпнут, читая эти книги, новые силы для своей трудной службы на пользу родины, и пример описанных жертв долга подкрепит их и воодушевит их работу».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *