Обложка записи «Откуда пришла «Чёрная кошка».

Откуда пришла «Чёрная кошка»

Проекты | Персона | Откуда пришла «Чёрная кошка»

Приблизительное время чтения: 11 минут

Во время Великой Отечественной войны образовался огромный дефицит продуктов питания и товаров повседневного спроса. Вся страна с первых же дней войны перешла на карточную систему. В то же время мужское население оказалось на фронте. Были призваны на войну и многие сотрудники милиции, которых стали заменять женщины.

В этих условиях оживился криминал, основными преступлениями стали кражи, грабежи и разбои не личного, а государственного имущества. Причём в ряды криминальных групп влились большей частью молодые люди допризывного возраста. Руководили же группировками опытные ранее судимые преступники, успевшие освободиться из колоний до войны. Многие из них переходили на нелегальное положение, опасаясь призыва в армию, либо сумевшие раздобыть справки о хронических болезнях и противопоказаниях для направления на фронт.

Многие организованные банды стали использовать оставляемый на месте преступлений рисунок черного кота. Люди, не посвящённые стали называть эти изображения «чёрной кошкой». «Мода» на оставляемое на месте совершения преступлений изображение «чёрной кошки» быстро разошлась по всем регионам Советского Союза и существовала до 1950-х годов.

Откуда же появился этот символ?

Он был известен в воровской среде с давних времён. И использовался в татуировках воров. КОТ — означает сокращённое понятие  «Коренной обитатель тюрьмы». Сам кот известен как независимое животное, изворотливое и хитрое, которое привязано к своему дому. На татуировках под изображением кота иногда подписывалось — «Я опять дома». Позже эту аббревиатуру заменила другая: «Снова я у хозяина».  

Изображение «Чёрной кошки» на месте совершения преступлений производилось не для того, чтобы показать почерк своей группы, а для того, чтобы отвлечь органы правопорядка от своей банды и переложить ответственность на гастролёров, в то же время причислить себя к общей массе преступного элемента, подчёркивая свою солидарность воровскому сообществу…

«Чёрная кошка» в Чите

Известна была банда «Чёрная кошка» и в городе Чите…    

И некоторые её эпизоды могли войти в книгу братьев Вайнеров «Эра милосердия». Ведь Аркадий Вайнер хорошо знал одного из читинских участников тех событий Игоря Скорина, с которым они вместе некоторое время служили в МУРе и Скорин рассказывал ему о читинской «Чёрной кошке».

В Чите «Чёрная кошка», возможно, появилась даже раньше, чем в других городах России, — ещё во время Великой Отечественной войны. Слухи о коварной банде быстро охватили небольшой город. Ей приписывались страшные злодеяния, убийства, разбои и изнасилования, хотя основными преступлениями банды были кражи. А так как у обнищавшего населения воровать было нечего, налётам подвергались магазины, базы и склады. На месте преступления, для куража бандиты и стали оставлять клочок бумаги с рисунком кошки. А когда в одном дворе в Кузнечных рядах украли корову, на месте была оставлена записка: «Вашу корову съела Чёрная кошка»…

Чтобы пресечь панику среди населения в горрайорганы милиции Читинской области была разослана Директива УНКВД от 06.03.1946 года №9, в которой говорилось:

Директива УНКВД от 06.03.1946 года №9

УНКВД по Читинской области располагает данными о том, что некоторая часть населения, проживающая на территории области, в своих письмах к родным и знакомым, а также среди населения распространяет слухи о том, что якобы в Чите оперирует банда «Черная кошка», которая занимается грабежами и убийствами. 

Они не являются случайностью и имеющей определенные цели. Источником их является уголовно-преступный элемент, который пытается запугать население. В городе появляются разные прокламации и листовки, якобы от имени участников организации «Черная кошка», которые расклеиваются на заборах, телеграфных столбах, дверях жилых и общественных помещений.

В целях пресечения разного рода провокаций, предлагаю принять самые решительные меры по выявлению и изъятию элементов, занимающихся распространением этих слухов.
Начальник УНКВД Портнов

К поиску преступников были подключены все службы читинской милиции. Сегодня невозможно точно назвать тех сотрудников, которые принимали непосредственное участие в ликвидации банды, раскрытии всех, совершённых ею преступлений. Уголовное дело того времени не сохранилось. Чтобы не поднимать лишнего ажиотажа, оно было засекречено. А по истечении времени  уничтожено. Но некоторые фигуранты данного дела дали о себе знать уже много позже, спустя более десяти лет…

Зубарев, он же Белов, он же Гаврилов, он же Муромцев, он же Кузнецов, он же Кулагин…

С декабря 1960 года в Чите снова была зарегистрирована целая серия краж из магазинов в ночное время. Преступления были дерзкими. Ведь каждый городской магазин охранялся сторожем, вооружённым ружьём. Тем не менее кражи следовали одна за другой. Бандиты пользовались беспечностью сторожей, либо внезапно нападали на них. Связывали, забирали оружие…

Работники уголовного розыска тщательно опрашивали свидетелей, сторожей и продавцов, искали похищенные вещи на рынках и скупочных магазинах, но всё было тщетно.

Несколько прояснилась ситуация когда из г. Иркутска пришла ориентировка, что 27.11.1960 года из-под стражи сбежал особо опасный рецидивист Анатолий Зубарев, завладевший документами гражданина Муромцева, который склонен к совершению подобных преступлений и ранее совершал кражи в Чите, Иркутске и других городах. Был он неоднократно судим, и всякий раз бежал из-под стражи.

Экспертиза отпечатков пальцев, оставленных на месте нераскрытых краж из магазинов, показала, что они принадлежат Зубареву.

Дела с этими кражами были объединены в одно производство, начались активные поиски самого Зубарева. Работа по уголовному делу была поручена старшему оперуполномоченному УР 3 ГОМ г. Читы старшему лейтенанту Радченко и оперуполномоченному отдела дознания 3 ГОМ г. Читы Корнейчуку.  

Как выяснится позже организатор преступлений, а им действительно оказался Анатолий Зубарев, чтобы не светить в городе похищенный товар избрал простую тактику. Совершив кражу из магазина, он тут же с чужим паспортом выезжал в другой город, там сдавал товар в комиссионные магазины и перекупщикам на рынках, обворовывал магазин теперь уже в другом городе и возвращался назад, для реализации похищенного товара в Чите. В других городах он быстро находил себе одного-двух сообщников, которые, зачастую знали его только по имени «Анатолий».

Глядя на фотографию Анатолия Зубарева, трудно поверить, что этот молодой симпатичный человек является матёрым преступником, четырежды судимым за кражи, разбои и изнасилования начиная с 1955 года.

В лагерях же он подолгу не задерживался, каждый раз бежал. Похищая и пользуясь чужими документами, совершал преступления в Чите, Петропавловске-Камчатском, Иркутске, Улан-Удэ, Хабаровске, Омске, Кемерово, Новосибирске…

На его счету только по последнему делу числится 11 эпизодов краж и разбойных нападений на магазины, а также 4 побега…

Но в любой истории наступает развязка. Часто воры, чтобы щегольнуть, и себе брали какие-то понравившиеся вещи. Одну из таких вещей — китайское летнее пальто, читинский напарник Зубарева Виктор Кулагин, когда ему понадобились деньги, дал продать своему знакомому Виктору Шикову, а тот принёс его на рынок. Здесь он и был задержан бдительными милиционерами.

Задержанный безо всякой опаски рассказал, — откуда у него данное пальто. Кулагин же был уже известен милиции, он ранее привлекался к уголовной ответственности. Главной же зацепкой было то, что Кулагин являлся родным братом неоднократно судимого Ивана Герасимова, не так давно вернувшегося из мест лишения свободы и ранее проходящего по делу известной читинской банды «Чёрная кошка»…

Прототип Левченко

По книге Вайнеров и по фильму «Место встречи изменить нельзя» мы помним героя Левченко, которого играет актёр Виктор Павлов. Левченко — бывший вор и фронтовик-разведчик, после войны опять вернувшийся в уголовную среду. Персонаж этот вызывает сочувствие зрителей. Ведь жизнь поставила его в такие условия, из-за которых он вынужден был вернуться к прежнему воровскому ремеслу.

Читинский же персонаж, Иван Герасимов, и не думал порывать с уголовным миром. Он и от уголовников-то скрывал, что воевал и был награждён боевым орденом. Эти, казалось бы, положительные факты не фигурировали и в последнем его уголовном деле при передаче его в суд. И только после расстрельного приговора суда в своей кассационной жалобе Герасимов, наконец, пытается найти спасительную соломинку и начинает рассказывать о себе.

Выросшему в Чите в многодетной семье, ему удалось получить неплохое по тем временам семилетнее образование. Мать его — простая труженица, была ударницей производства и членом КПСС. Но он не сошёлся с отчимом, зато сошёлся с дурной компанией и сел в тюрьму.

Первую кражу футбольных ботинок он совершил в 17 лет и был осуждён в 1933 году. А в 1936 году за совершение краж его уже осудила тройка УНКВД. Освободившись, он оказался в Кировской области и через полгода в 1938 году вновь был осужден тройкой к 5 годам лишения свободы как социально-опасный элемент. И сегодня мог бы оказаться в числе незаконно репрессированных лиц.

23.12.1942 года вышла директива НКВД и Прокуратуры СССР №568 о призыве бывших заключённых в РККА. И Герасимов из тюрьмы добровольцем ушёл на фронт. Служил в 239 гвардейском стрелковом полку в пешей разведке. 22 октября 1943 года за успешное проведение разведки, получение важных сведений и захват пленного был награждён орденом «Красной Звезды». Но вскоре получил ранение, и в апреле 1944 года выписавшись из госпиталя, вернулся в Читу.

Встретившись с читинскими друзьями, Иван Герасимов становится одним из организаторов банды «Чёрная кошка» и совершает дерзкие налёты на склады и магазины. Читинским уголовным розыском под руководством Николая Савельевича Арзубова банда была обезврежена, Герасимов был задержан и 6 марта 1945 года осуждён к 5 годам лишения свободы, но учитывая его военное прошлое, его вновь направляют на фронт…

Уже после войны, продолжая служить в армии, он совершает кражу, его демобилизуют и осуждают военным трибуналом в мае 1946 года к 1 году исправительных работ. В Чите снова появляется «Чёрная кошка», но ненадолго. В сентябре 1947 года её организатора Ивана Герасимова судит за кражи суд 2 участка г. Читы, и теперь уже он отправляется в лагеря на долгие 10 лет.

«Холодным летом пятьдесят третьего» он попадает под амнистию, но в декабре 1955 года снова оказывается за решёткой…  

В июне 1958 года Герасимов освобождается из лагеря, возвращается в Читу, воссоединяется с семьёй, покупает домик в укромном месте по ул. Будочной, устраивается на работу кочегаром. Дом его становится пристанищем воров и бандитов. На жительство он с радостью принимает беглого преступника Анатолия Зубарева, для которого этот дом становится идеальным местом укрытия, хранения ворованных вещей и подготовки к совершению новых преступлений…

Итог

Как только в поле зрения оперативников попал брат Герасимова Виктор Кулагин, они молниеносно провели обыск в домике Ивана Герасимова. Тут и обнаружились некоторые вещи, похищенные из читинских магазинов. Муж и жена Герасимовы наотрез отрицали свою причастность к совершению краж, говорили, что вещи куплены на рынке и в магазинах. Отрицали и своё знакомство с Анатолием Зубаревым. Но проведя очные ставки с другими фигурантами дела, им пришлось сознаться, что Зубарев жил у них и делился похищенным.

Зубарева задержали в г. Чесноковка Алтайского края, и вскоре 26.04.1961 года осудили за кражу и разбой в местных магазинах. Затем по указанию прокуратуры СССР его этапировали в Читу, сюда же были направлены все имеющиеся материалы по преступлениям банды из других городов.

При пересадке из вагонзака в спецмашину на ст. Чита-2 Зубарев совершил побег, проскочив под вагонами поезда и перебравшись на противоположный берег реки Читинки, угрожая ножом, вступил в схватку с догнавшим его солдатом конвоя Хлоповым, пытаясь завладеть его оружием, но был задержан подоспевшими конвоирами…

Все материалы, поступившие из городов Иркутска, Улан-Удэ, Омска, Новосибирска, Хабаровска были объединены в единое уголовное дело, насчитывающее 8 томов.

Расследованием этого дела занимался старший следователь Читинской областной прокуратуры Фёдор Васильевич Расламбеков.

В помощь ему был выделен старший оперуполномоченный ОУР УВД майор милиции Даниил Евдокимович Хитров, который ещё в годы войны принимал участие в ликвидации банды «Чёрная кошка» и изобличении Ивана Герасимова.

Обвинительное заключение этого многоэпизодного дела составило 60 страниц. К уголовной ответственности привлечено 11 членов банды, орудующих в разных городах России. Иван Герасимов и Анатолий Зубарев были приговорены к высшей мере наказания. Их расстреляли 28 сентября 1962 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *