На службе Отечеству. Так создавались тылы УВД

Проекты | Персона | О многопрофильной службе тыла УВД, её делах и людях

В изданной в 2002 году книге «На страже правопорядка» сделана попытка рассказать о многопрофильной службе тыла УВД, её делах и людях. Автор очерка И. Бусарова справедливо назвала её «крепкой основой» и «службой душевного равновесия».

В самом деле, оттого как живут люди, отдыхают, какова обстановка в семье, коллективе зависит их душевный настрой, а, следовательно, и отношение к службе, результаты работы.

Глава 6 из сборника воспоминаний Г.П. Щелканова. При публикации использованы документы и фотографии из архива музея истории УМВД России по Забайкальскому краю. Запись дополнена текстами из ежегодных сборников «Календарь знаменательных и памятных дат истории УВД Читинской области (УМВД России по Забайкальскому краю)».

Курировавший многие годы эту службу в УВД полковник внутренней службы А.И. Давыденко, да и другие руководители не без гордости показывали корреспонденту основные объекты службы тыла, знакомили с её сотрудниками, о которых было сказано много тёплых слов. И это вполне естественно, так как все они заслуживают уважения.

Но куратор почему-то скромно умолчал о том, что к моменту его вступления в должность в 1991 году, служба тыла, как она представлена теперь, уже была создана и надёжно функционировала. Более того, в 90-е годы она была заметно сужена за счёт ликвидации стройбазы и баз отдыха.

Понятно, что всё, чем располагает теперь УВД, не свалилось как манна с неба, а было создано именно в 70-е годы трудом и огромными усилиями сотен строителей, хозяйственников и руководителей. Поэтому в историческом плане вполне правомерно не только вспомнить, но и отдать дань уважения этим людям. 

И, прежде всего, хотя бы начальнику ОКСа УВД подполковнику внутренней службы Гавриилу Денисовичу Шаповалу, начальнику СМУ Анатолию Павловичу Сластихину, заместителю начальника УВД Данилу Сергеевичу Щербакову, начальнику ХОЗО Михаилу Фёдоровичу Дубровину, начальнику медицинской службы Ивану Михайловичу Забелину и другим, которые даже не упоминаются в книге. 

А что касается Г.Д. Шаповала, то его имя не грешно было бы увековечить мемориальной доской на одном из зданий УВД.

Объективно оценивая тогдашнюю обстановку, невольно вспоминается грустная картина. К моменту моего вступления на должность начальника УВД управление располагало довольно скромной служебной, производственно-технической и учебной базой, отсутствием ведомственного жилья.

Сейчас даже трудно представить, как это ухитрились руководители УВД разместить аппарат управления с его отделами и службами в количестве двухсот человек в одном старом административном здании, которое позднее было заметно реконструировано.  Ветераны помнят, что в этом здании буквально были напичканы как сельди в бочке: дежурная часть, ОГАИ, оперативные отделы (УГРО, БХСС, дознание), наружная служба, аппараты отделов ИТУ, кадров, финансового, хозяйственного, оперативно-технического, руководство и партком управления. 

В этом же помещении располагался Красный уголок, выполнявший роль клуба всего Читинского гарнизона. Своей больницы у УВД не было, детсад арендовался, поликлиника размешалась в 6 небольших кабинетах в жилом здании. На отшибе был развалюха — гараж на 10 автомашин (на этом месте сейчас построена гостиница «Интурист»), учебный пункт ютился в мизерном приспособленном здании. 

Отделы охраны и противопожарной службы размещались в нескольких кабинетах в жилых зданиях, жилья для личного состава вообще не строилось. Для отдыха личного состава была лишь одна примитивная база «Динамо» на озере Арахлей, которая летом использовалась под пионерлагерь.

Всё это крайне осложняло нормальное функционирование управления и требовало, неотложно, в первоочередном порядке заняться укреплением тылов. В то же время надо было, засучив рукава, активизировать работу по борьбе с преступностью. Это требовала обстановка. Таким образом, надо было действовать на два фронта.

Мы так и поступили. Пришлось без промедления развёртывать по существу заново собственное строительство: почти на пустом месте создавать свою строительную базу, оснащать её техникой, транспортом, добиваться выделения средств, комплектовать кадры строителей. Короче, забот хватало. Благо, на наше счастье, во главе ОКСа УВД стоял опытный строитель, влюблённый в своё дело Г.Д. Шаповал.

В. Рязанцев. Очерк «Ветеран органов внутренних дел, заслуженный работник МВД СССР Шаповал Гавриил Денисович. 80 лет со дня рождения». Календарь знаменательных и памятных дат истории УВД Читинской области на 1996 год.

Родился Шаповал Г.Д. на Украине, в с. Белики, Кобелянского района Полтавской области в семье рабочего-железнодорожника.

Когда подрос, поступил в Полтавский техникум путевого хозяйства, посвятив свою жизнь наследственной семейной профессии.

После завершения учёбы в 1935 году был направлен на Забайкальскую железную дорогу, где работал инженером, а затем заместителем начальника дистанции пути на станциях Зилово, Куэнга, Чернышевск.

На железнодорожников в годы Великой Отечественной войны существовала «бронь», а потому на фронт ему попасть не удалось. Но работал он так, что в 1945 году был награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

В 1947 году его пригласили на работу в органы внутренних дел Читинской области и предложили должность прораба строительства отдела управления, а через два года ему поручили возглавить этот отдел. Шаповал Г.Д. согласился. 

А затем, как в сказке, ровно тридцать лет и три года он оставался бессменно на этом посту, что само по себе для органов внутренних дел является большой редкостью и достойно быть занесено в известную «Книгу рекордов Гиннесса».

Будучи грамотным, ответственным и инициативным работником, молодой руководитель в первое время не мог привить должную требовательность к своим подчинённым и инженерно-техническим работникам, которые сла́бо боролись за качество выполняемых строительных работ. 

Но постепенно приходил опыт руководителя, налаживались правильные взаимоотношения с коллективом, и через какое-то время в служебной аттестации появилась запись: «Зарекомендовал себя способным, энергичным руководителем, хорошо знающим строительное дело, обладает организаторскими способностями. При решении служебных вопросов проявляет настойчивость и принципиальность. 

Имея большой практический опыт по линии строительства, достаточную теоретическую подготовку, Шаповал умело и целенаправленно осуществляет руководство отделом капитального строительства, направляя коллектив отдела на выполнение установленных планов и взятых социалистических обязательств по строительству объектов УВД».

На протяжении многих лет из года в год объекты строительства, предусмотренные планом ввода управления, сдавались в эксплуатацию с хорошей оценкой. Среди этих объектов были административные здания отделов внутренних дел и жилые дома для сотрудников управления, помещения изоляторов внутреннего содержания, служебные гаражи, детские сады и другие сооружения. 

Неоднократно за досрочную и качественную сдачу в эксплуатацию объектов стройуправлению ОКСа УВД Читинской области присуждались Всесоюзные премии: в 1968 году — вторая, в 1969 году — третья. За достигнутые успехи в служебной деятельности приказом МВД СССР № 161 от 4 апреля 1976 года Гавриил Денисович Шаповал был награждён знаком «Заслуженный работник МВД». 

А вообще, в послужном списке подполковника внутренней службы Шаповала Г.Д. перечню одних только поощрений отведено целых пять страниц. Большая их часть относится к исполнению им прямых функциональных обязанностей, например: за активное участие в переоборудовании дежурной части УВД или за обеспечение ввода в эксплуатацию в установленный срок 100-квартирного жилого дома. 

Но есть среди них и такие, как грамота МООП СССР за заслуги в охране общественного порядка и ряд разнообразных поощрений за активное участие в спортивных мероприятиях (особенно он любил игру в волейбол). На заслуженный отдых Шаповал Г.Д. ушёл 30 июля 1982 года в возрасте 66 лет.

Голова его постоянно была забита разными планами и «прожектами»: ему надо было строить и строить. Шаповала хорошо знали в облисполкоме, где он пользовался больши́м авторитетом, как «заслуженный строитель», а также в УКСе МВД СССР, в чём я лично убедился.

Помню, как-то мы с ним вместе были в командировке в Москве. Шаповал пригласил и меня побывать в УКсе. Я с ним согласился. В приëмной начальника масса посетителей — все в роли просителей. Шаповал со многими поздоровался и в то время вне всякой очереди пошёл напролом в кабинет начальника, увлекая за собой и меня. Как только мы вошли, начальник УКСа, полковник внутренней службы Дымов, отложил свои дела и занялся нами, как старыми знакомыми.

Так, благодаря Шаповалу, я познакомился с Дымовым, который в последующем всегда нас выручал и поддерживал в делах строительства. Большое спасибо ему. 

А практически дело выглядело так. При подготовке плана капстроительства УВД на 1971 год Шаповал предложил увеличить объёмы работ более чем в 2 раза по сравнению с предыдущим годом. Это было рискованно и смахивало на авантюру.

Но Шаповал сумел убедить меня, членов коллегии в возможности осилить такой напряжённый план, защитил его в Министерстве, выпросил деньги под «честное слово». Правда, там его предупредили, чтобы отпущенные средства были полностью освоены. На следующий год мы запросили ещё более напряжённый план капстроительства. И так из года в год.

Если в 1970 году строителями управления было освоено 766 тыс. руб. капвложений, только по линии МВД, то в 1979 году — почти 3 млн руб., то есть в 4 раза больше. А это по тем временам были большие деньги и большие объëмы. Бывали годы, когда строители не успевали сдать под ключ тот или иной объект. Но мы начинали все же строить новый. А недостроенный сдавали тоже, но уже в новом году. Но думаю, что история и потомки нас за это не осудят.

Итак, в 70-е годы нашими строителями были возведены десятки больших и малых объектов, которые реально напоминают и сегодня о делах наших строителей, о том благодатном и незабываемом времени созидания…

Следует заметить, что давалось это трудно. Помимо дефицита, финансов, техники, стройматериалов, кадров приходилось преодолевать прямые запреты.

Дело в том, что из-за огромного незавершённого строительства в стране и необходимости форсированно строить жильё, правительством было категорически запрещено начинать новое строительство административных сооружений. Но мы строили и немало.

Чувствуя чрезмерную стеснённость аппарата управления, мой предшественник Я.А. Щербаков пытался будировать вопросы строительства в инстанциях, но осуществить это практически ему не удалось. И вот почему.

В конце 60-х годов к нам в область приезжал Глава Российского Правительства Г.И. Воронов. Как бывший первый секретарь обкома партии он знал положение дел в области и в УВД. Поэтому по просьбе обкома партии и УВД Воронов подписал специальное постановление, разрешавшее строительство административного здания УВД.

Но пока готовились документы, шли многочисленные согласования, вышло указанное выше постановление Союзного Правительства. И как следствие — Постановление, подписанное Вороновым, повисло в воздухе.

Но жизнь подпирала. И мы решили вернуться к этому вопросу вновь, несмотря на запреты. Мне поручено было при первой же командировке в Москву пробивать этот вопрос в МВД СССР при поддержке обкома партии. Добившись приёма у зам. министра генерала Петушкова, ведавшего строительством, мы убедили его в необходимости строить заново административное здание для УВД. Но запрет есть запрет. 

И Петушков сам пошёл на риск, подписав один экземпляр титульных списков на строительство, чтобы открыть его финансирование в стройбанке. Другие экземпляры этого документа он подписывать не стал и при этом предупредил меня, что в случае проверки, он всю ответственность за «самостийное» строительство с себя снимает и возлагает на меня: «сам напросился — сам и отвечай». Пришлось согласиться и с этим условием.

А дальше всё пошло своим чередом. Так вот мы и начали строительство этого здания своими силами. Но дело не обошлось без курьёза. Коробка здания была уже почти построена. Но как-то вечером с тревогой мне звонит по телефону управляющий стройбанком Дроздов и говорит, что из центра приезжает к нам комиссия для проверки законности строительства, и могут начатое строительство «зарубить». Он-то знал о самостийности строительства, а всё же финансировал его.

В конце разговора Дроздов порекомендовал у строящегося здания выставить охрану, как при строительстве важного  «секретного» объекта. В то время таких военных объектов в области строилось немало. Мы так и поступили. Комиссия нас обошла, а мы продолжали строиться, и концу года завершили строительство. 

В результате, помимо служебных, технических кабинетов, получили прекрасный актовый зал на 340 мест, который стал нашим гарнизонным клубом и до сих пор является гордостью управления и служит народу.

Третье административное здание УВД тоже имеет свою историю. В общем контексте усиления борьбы с преступностью в начале 70-х годов заметная роль стала отводиться вневедомственной охране, особенно в борьбе с кражами и хищениями. Для чего вместо престарелых сторожей (охранников) стали широко использоваться технические средства — охранную сигнализацию во взаимодействии с мобильными оперативными группами «захвата», дежурными частями. 

Но для размещения техники и личного состава нужны были солидные служебные площади. А у нас ни того ни другого не было. Поэтому, находясь как-то в Москве в командировке, мы получили согласие у бывшего начальника управления вневедомственной охраны генерала Волкова на строительство в г. Чите на долевых началах с облисполкомом третьего технического здания для вневедомственной охраны. Председатель облисполкома Н.И. Дмитриев нашу инициативу охотно поддержал, дал согласие на долевое финансирование нового здания с условием частичного использования его под объект гражданской обороны.

После событий на острове Даманском на границе с КНР, по известным причинам в то время на Востоке страны и в Забайкалье укреплялась государственная граница, активно строились целые военные городки, возводились военные сооружения и объекты гражданской обороны. А председатель облисполкома, будучи по должности и начальником гражданской обороны, нëс за это персональную ответственность. 

Таким образом, за счёт строительства нового здания — убивались два зайца — мы получали солидный объект гражданской обороны и помещение для вневедомственной охраны. Срочно была изготовлена документация, выделены деньги, выбрана площадка рядом с УВД и начато строительство своими силами третьего здания для управления, где сейчас размещается вневедомственная охрана. Правда, достраивалось это здание уже без меня. 

Сегодня эта служба занимает достойное место в системе управления и располагает отменной служебной оперативно-технической базой, дежурной частью, является самоокупаемой. А ведь всё это закладывалось в те далёкие годы и как солидное наследство тех времён, служит делу правопорядка. Кстати, надо сказать, что неплохое здание отдела милиции в пос. Карымское было построено в то же время, как объект гражданской обороны за счёт средств местных советов.

В эти же годы нашими строителями было сооружено внушительное многоэтажное здание для областной службы по безопасности дорожного движения — ОГАИ. Вызывалось это крайней необходимостью: объём работы этой службы увеличивался, задачи её усложнялись. А условий для нормальной её работы мы не имели. 

Это видели и понимали руководители области. Поэтому наши предложения о строительстве специального здания для ГАИ в г. Чите ими были поддержаны. Была изготовлена проектно-сметная документация, выделены деньги, выбрано место под застройку и начато само строительство. Но при рытье котлована под фундамент новостройки обнаружилось непредвиденное. Там оказалась вечная мерзлота в сочетании со скальным грунтом. 

Производство работ пришлось приостановить. Потребовалось срочно назначить техническую экспертизу, принимать дополнительное инженерно-техническое решение, вносить коррективы в проектно-сметную документацию, выделять дополнительно деньги. И лишь после этого продолжить строительные работы, которые с трудом были завершены.

Личный состав службы безопасности дорожного движения вселился в новое добротное, просторное здание, которое постепенно оснащалось техникой, оборудованием, связью и инвентарём. Здесь организована была полноценная дежурная часть.При этом надо отдать должное А.И. Мельниковой, тогдашнему заместителю председателя облисполкома, которая лично курировала это строительство, многое сделала лично, чтобы продолжить и завершить его. 

Я уже упоминал, что этот объект доставил всем нам немало мороки. На этом объекте буквально дневали и ночевали Г.Д. Шаповал, А.П. Сластихин, М.С. Плетнёв, Д.С. Щербаков, да и я тоже. Все они сопричастны к этому нелёгкому строительству.

В книге «На страже правопорядка» нынешний начальник ОГАИ, его замы подробно рассказывали о делах и людях нынешней разросшейся службы безопасности дорожного движения. Но огорчает то, что по странной «забывчивости» они не обмолвились, даже словом, о тех, кто строил это добротное здание, создавал им условия для плодотворной. 

Больше того, у них почему-то не нашлось желания сказать несколько добрых слов о тогдашнем начальнике ОГАИ полковнике милиции М.С. Плетнёве, ветеране службы, ветеране Великой Отечественной войны, который многое сделал для обучения и воспитания её руководителей и самой службы.

Г. Жеребцов. Очерк «Ветеран органов внутренних дел Плетнев Михаил Сергеевич. 70 лет со дня рождения». Календарь знаменательных и памятных дат истории УВД Читинской области на 1996 год.

Михаил Сергеевич Плетнев родился в селе Верхний Икорец Бобровского района Воронежской области. В 1941 году окончил 7 классов и пошёл работать в колхоз «Красный боевик» учётчиком. 23 февраля 1944 года был призван в ряды Советской армии и зачислен курсантом в 16-й отдельный полк, который дислоцировался в г. Боброве. 

Здесь он научился «управлять автомашиной и ездить на велосипеде», как записано в учётно-послужном листе. Навыки, полученные в этом полку, положили начало его любви к автомобилю. А поэтому в период работы в милиции он выбрал специальность работника ГАИ, где прошёл путь от рядового инспектора до начальника службы ГАИ УВД Читинской области.

В Забайкалье Плетнев М.С. впервые приехал в составе воинской части летом 1945 года. Здесь и остался после окончания войны с Японией. Вначале служил в охране лагеря военнопленных в Балее, затем с мая 1947 года был зачислен милиционером конвойного взвода отдельного дивизиона милиции города Читы.

8 ноября 1947 года произошло его боевое крещение — при задержании преступников он получил ножевое ранение. После излечения вновь служба. Его характеристики того периода немногословны и ровны: «старателен»,  «инициативен», «дисциплинирован». В 1949 году его приглашают в аппарат управления инспектором отдела наружной службы. В 1950 году первое офицерское звание — младший лейтенант милиции.

Пройдя курсы переподготовки Хабаровской школы милиции, в августе 1951 года назначается старшим инспектором по организации безопасности движения на автотранспорте. Эта работа пришлась ему по вкусу.

«Показал себя положительно, — отмечал начальник ГАИ УМ УМВД Егоров, — участок работы освоил, и все обязанности выполняет добросовестно, активно участвует во всех мероприятиях по предупреждению и пресечению автодорожных происшествий. В работе находчив, требователен». Его фотография появилась на Доске Почёта управления, на груди засверкал знак «Отличник милиции», прибавлялись звания…

Но не хватало образования, а садиться вечерами за парту не хотелось. В тайне от товарищей бросил посещение занятий в 8-м классе ШРМ, за что был подвергнут обсуждению на суде офицерской чести подразделения. Урок оказался действенным. Плетнев М.С., переборов себя, всё-таки окончил вечернюю школу и… поступил в Омскую высшую школу милиции, которую заочно закончил в 1966 году по специальности «правоведение» с получением квалификации юриста.

Продвигался он и по службе: начальник отделения руд ГАИ, заместитель начальника отдела ГАИ и, наконец, с 1974 года начальник ГАИ. Большой практический опыт, накопленный им за время службы в органах ГАИ, знание всех тонкостей и особенностей дела помогли ему быстро освоиться с обязанностями начальника отдела и овладеть обстановкой по обеспечению безопасности движения в области. 

Учитывая неоднократно высказывавшуюся критику за неудовлетворительную организацию безопасности движения, он сумел перестроиться сам и мобилизовал к этому личный состав службы. Он добился создания в наиболее крупных отделах внутренних дел области строевых подразделений дорожного надзора, в том числе — отдельного дивизиона дорожно-патрульной службы в Чите. На дорогах области заметным явлением стали стационарные посты ГАИ. Повышено качество регистрационно-экзаменационной работы. 

Усилена связь с автотранспортными, дорожно-эксплуатационными и другими хозяйствами и общественными организациями. На страницах областной печати и на радио чаще стали появляться материалы на автомобильные темы, о соблюдении правил дорожного движения. Получили распространение и занимательные материалы, — такие, как длительное время проходящая автовикторина. 

Эти и другие меры организационного характера дали возможность в 1976 году добиться перелома в работе и снижения аварийности на автомобильном транспорте. В следующем году эти результаты были закреплены, и по результатам работы службы ГАИ за 1 полугодие 1977 года Читинской области была присуждена третья премия МВД СССР и ЦК Союза госучреждений. В этом была немалая заслуга Михаила Сергеевича Плетнева. На заслуженный отдых он ушёл в 1981 году.

Он лично вложил много труда для организации работы с общественностью, поднятию авторитета службы ГАИ, укрепления дисциплины и ответственности сотрудников, вёл жестокую борьбу с крохоборством среди личного состава, что сейчас при попустительстве руководства приняло широкое распространение и вызывает недовольство у населения.

 В настоящее время немало говорится, в том числе и в системе МВД, о преемственности поколений, о далёкой истории, но, к сожалению, нередко забывается о своих ближайших предшественниках, о тех, кто обучил, воспитал, дал путёвку в жизнь больши́м и малым нынешним руководителям.

Странная болезнь беспамятства, как ржа разъедает современное российское общество. Нынешние либералы-демократы и средства массовой информации стараются вытравить из сознания народа всё доброе, светлое, что было в прошлом в советское время. Но рано или поздно правда и справедливость восторжествует. Ведь мы, россияне, не Иваны, не помнящие своего родства! 

Главная цель моих воспоминаний состоит в том, чтобы не только воскресить в памяти историю, но и в первую очередь, — воздать должное людям-творцам этой истории…

Рассказывая об основных объектах службы тыла УВД, нельзя не вспомнить больницу УВД. Идея её создания вынашивалась ещё в 60-е годы. Но до практического её существования дело не доходило, хотя потребность в ней была довольно острая. Проработав около года на посту начальника УВД, я серьёзно заболел. Поместили меня в госпиталь погранвойск, где я капитально подлечился. Туда, кстати, мы вынуждены были направлять на лечение и наших сотрудников. В связи с увеличением личного состава погранвойск, госпиталь был переполнен, и они были вынуждены порой отказывать нам в госпитализации. 

После выписки меня из госпиталя, члены коллегии вместе с медиками собрались на совет и пришли к выводу о необходимости строить свою больницу. Нашу задумку поддержали городские и областные власти, так как в городе тогда был большой дефицит больничных койко-мест.

При очередном выезде в командировку в Москву мы подготовили на имя Министра обоснованное письмо на строительство и открытие в г. Чите ведомственной больницы для личного состава органов внутренних дел. На приёме у начальника медицинского управления Министерства генерала В.А. Струсова я получил полную поддержку по этому вопросу. Струсов здесь же при мне позвонил начальнику УКСа Министерства — Е.И. Дымову, а затем заместителю Министра Петушкову. Все они нашу просьбу поддержали и предложили нам без промедления выбрать типовой проект.

К сожалению, подходящего проекта не нашлось. Но мы исходили из принципа: «Куй железо, пока горячо». И выбрали типовой проект на небольшую больничку на 30 коек с двумя отделениями: терапевтическим и хирургическим. Выделение денег на строительство нам гарантировало Министерство. А дальше все практические вопросы надо было решать у себя на месте.

Мы заранее присмотрели место под будущую больницу, где она сейчас и находится. Первоначально предполагалось разместить больницу за городом. Но мы не пошли на это и исходили из того, чтобы проще и дешевле было подключить к больнице все городские коммуникации (тепло, свет, канализацию, водоснабжение) да и удобства городского транспорта. Здесь поблизости находилась городская больница и наши подразделения. 

Горисполком своим решением закрепил за нами земельный участок, и можно было начинать строительство. Но микрорайон был заселён десятком индивидуальных деревянных домов, которые надо было сносить. Горисполком по нашей просьбе авансом выделил нам 10 квартир под расселение жильцов, но часть их них не захотела покидать обжитые места и переселяться в благоустроенные квартиры. Пришлось их убеждать, уговаривать, а отдельных почти принудительно переселять. Нетрудно представить, сколько это нам доставило забот и нервотрёпки. 

Наконец, строительство всё же началось, и основная часть здания была уже почти готова. Однако начальник медслужбы Забелин со своими медработниками запротестовал, усмотрев в проекте помимо тесноты, множество неувязок и предложил провести внутреннюю перепланировку будущей больницы с тем, чтобы лучше организовать лечебный процесс. И с ними нельзя было не согласиться. 

Поэтому буквально на ходу многое пришлось перекраивать и переделывать, ломая уже построенное. Это потребовало дополнительных материальных затрат, да и времени. В смету мы не укладывались. Не хватало денег на оснащение больницы аппаратурой, техникой, инвентарём, на благоустройство. Пришлось выделять дополнительные деньги за счёт капремонта. В порядке шефства вынуждены были просить стройуправление, СИЗО и колонии помощи на оснащение больницы инвентарём и оборудованием. Они отнеслись к этому с больши́м пониманием.

Для благоустройства и озеленение территории больницы устраивались воскресники всего личного состава Читинского гарнизона. Комсомольцы для больницы скомплектовали неплохую библиотеку, оформили Красный уголок, в котором студенты мединститута проходили практику. Открытие больницы немало хлопот доставило и кадрам, чтобы укомплектовать её опытными медработниками. 

Многоe в этом плане сделал лично заместитель начальника УВД полковник внутренней службы Ю.Ф. Касьянов вместе с медицинским отделом. К нам на службу пригласили опытных врачей, в том числе Анатолия Матвиенко, Анну Григорьевну Веневскую, Ларису Павловну Сахарову, Наталью Ивановну Лакиза, Юрия Ивановича Матофонова, Владимира Тимофеевича Писаревского, Ольгу Васильевну Киселёву и других, которые горячо взялись за дело.

Так родилось в УВД своё лечебно-профилактическое учреждение, которое вот уже три десятка лет служит добру, служит людям. Мы, руководители управления, всегда считали больницу, поликлинику, да и в целом медицинскую службу (на её попечении находился в то время ещё десяток медучреждений колоний), важным лечебно-оздоровительным цехом УВД и старались всячески её поддерживать. А медицинский персонал в ответ на это платил своим добросовестным трудом. 

Служба в о́рганах всегда связана с чрезмерными нагрузками. Люди здесь быстро изнашиваются. А чтобы всегда быть в форме, быть готовым к выполнению боевой задачи — нужны силы и здоровье. Эти задачи и решают наши медицинские работники. Кроме того, в этих целях мы планировали за счёт пристройки на базе больницы открыть свой оздоровительный дневной профилакторий. Но сделать это не успели. Правда, задуманная нами пристройка с больши́м трудом всё же появилась.

За эти годы в больнице лечились тысячи пациентов, она вполне оправдала своё назначение как центр лечебно-профилактической помощи личному составу и членам их семей. Об этом убедительно говорили на юбилейных торжествах известные медицинские работники области и города, в том числе ректор медицинской академии, доктор медицинских наук Анатолий Васильевич Говорин и другие.

В больнице не раз пришлось лечиться и мне. Здесь я всегда чувствовал себя как дома и поэтому всякий раз оставлял благодарственные отзывы её сотрудникам. Вот эти тёплые слова:  «Спасибо вам, сестрички, спасибо доктора, за ваши нежные руки, за добрые сердца». Достаточно полистать книгу отзывов больных, а их сотни, чтобы убедиться в правоте этих слов. В книге «На страже порядка» персонально названы многие нынешние медицинские работники. Поэтому я не буду повторяться.

Очевидно, нет необходимости так подробно рассказывать о строительстве других наших объектов. Достаточно хотя бы вспомнить о них.

В семидесятые годы в состав Министерства, а, следовательно, и в УВД, входили службы: противопожарной охраны, исправительно-трудовых учреждений. Поэтому приходилось заботиться и о них. Нашими строителями в эти же годы были построены добротные здания Всероссийского добровольного пожарного общества в г. Чите, техническое здание управления пожарной охраны, четыре здания для пожарных частей в областном центре. 

Позднее собственными силами построено многоэтажное здание отдела исправительно-трудовых учреждений. Большое производственное жилищное и специальное строительство велось в колониях в основном их собственными силами и за их счёт, но под контролем и техническим руководством ОКСа и руководства УВД.

В связи с организацией межобластной школы младшего дорнадзора милиции нам пришлось вне всякой очереди решать вопрос о её расширении. В результате строителями с участием слушателей была возведена пристройка в три раза большая, чем старое здание с больши́м и красивым актовым залом, учебными кабинетами и общежитием для слушателей. 

Много сил и труда в это строительство вложили Г.Д. Шаповал, бывшие начальники школы В.В. Усаров и С.П. Голенков. Особо следует отметить полковника милиции Голенкова, который помимо напряжённой работы в школе, вёл огромную пропагандистскую работу в городе, не считаясь со своим здоровьем, в результате преждевременно так и «сгорел» на работе.

Каков же итог? Таким образом, вместо одного, к концу семидесятых годов, аппарат УВД и его службы стали размещаться в четырёх солидных многоэтажных зданиях с хорошим техническим оснащением, заново был построен мощный транспортный комплекс (гараж) на сотни автомашин с ремонтной базой и складским хозяйством, общежитие-гостиница, детский оздоровительный комплекс за рекой Ингода, два детских сада, три базы отдыха на Беклемишевских озёрах. 

В районах области заново выстроено и реконструировано 20 зданий ОВД. Но пожалуй, самое главное и существенно-значимое — это строительство, собственными силами жилья для личного состава. Только в Чите в 70-е годы было построено 7 многоквартирных благоустроенных домов более чем на 1000 квартир.

Почти каждый год нами сдавался под ключ один такой дом. Таким образом, острая жилищная проблема для личного состава УВД тогда в основном решалась успешно.

Это было огромным стимулом для закрепления кадров. Своим активным строительством УВД в известной мере помогало и городу решать жилищную проблему. Дело в том, что горисполком отводил нам под строительство площадки, заселённые ветхим жильём, которое нами сносилось, а жильцы за счёт нас получали благоустроенные квартиры. В каждом построенном жилом доме мы отдавали 10—15 % квартир городу. 

Чтобы вести активное ведомственное строительство нужно было постоянно пополняться кадрами строителей. Эта проблема была довольно острой и в целом по стране в связи с большим размахом строительных работ. Чтобы решить кадровую проблему со строителями, а заодно и разгрузить тюрьмы и колонии Верховный Совет СССР в середине 70-х годов принял ряд указов о так называемом «условном» осуждении и «досрочном освобождении» осуждённых за малозначительные преступления с обязательным их направлением на стройки народного хозяйства, особенно химии. Отсюда и название таких лиц «химики». 

Строителей у нас в СМУ не хватало. Поэтому по нашим заявкам МВД выделяло нам по наряду определённое количество «химиков-условников», которых мы набирали на месте и использовали в строительстве. А это было до 100 человек. Их надо было где-то размешать. Поэтому СМУ на территории стройдвора выстроило благоустроенное общежитие, которое они неплохо обжили, а нам помогли восполнить дефицит кадров строителей. Кстати, химики активно участвовали в строительстве Маккавеевской птицефабрики и других объектов.

Заканчивая раздел о тылах и строительстве, следует отметить, что в 1980—1990 годы ведомственное строительство в УВД стало свёртываться и замирать. В какой-то мере это было связано с тем, что основные объекты жизнеобеспечения УВД уже были созданы, и можно было спокойно работать на имеющейся базе. В бытность начальником В.А. Шишкина из социально-значимых объектов выполнена лишь пристройка к областной больнице УВД.

К сожалению, кое-что из того, что делалось раньше, стало забываться. А кое в чём заметны шаги назад: нет теперь ведомственной типографии, захирели некогда любимые детьми сотрудников пионерские лагеря…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *