|

Громкий процесс в истории Забайкалья. Ликвидация банды Ленкова

Проекты | Персона | Ликвидация банды Ленкова

Приблизительное время чтения: 10 минут

«Календарь знаменательных и памятных дат истории УВД Читинской области на 1997 год»
Типография ОМТиХО УВД Читинской области, Чита, 1997

Статья А. Власова «75 лет со дня окончания судебного процесса над членами банды Ленкова». При публикации использованы документы и фотографии из архива музея истории УМВД России по Забайкальскому краю.

С осени 1921 года и до конца весны 1922 года в городе Чите и её окрестностях орудовала крупная уголовная шайка грабителей и убийц. Начало весны 1922 года стало началом краха, началом конца этой коварной банды.

С 1 по 25 октября того же года в Чите в здании Народного собрания ДВР (Дальневосточной республики) проходил суд над 75 членами этого преступного сообщества. 25 из них водили на судебный процесс в ножных и ручных каналах под усиленным конвоем. Это были те, кто составлял основной костяк банды — «боевики» (выражаясь современным языком), на счету которых были десятки убийств и сотни ограблений. Такого громкого процесса не было ещё в истории Забайкалья.

Руководящие работники Народной милиции Дальневосточной республики (ДВР). Слева направо: Д.И.Фоменко — начальник Уголовного розыска, В.Е. Сержант — начальник Управления Читинской милиции, Н.И.  Колесников — начальник Главного управления нармилиции ДВР, Г.Т. Арказанов — помощник начальника Читинской городской милиции (весна 1922 года).

Банда эта сформировалась осенью 1921 года и вначале насчитывала в своём составе человек 10—15, затем постепенно разрасталась, приобретая сугубо конспиративный организованный характер. Возглавил её Константин Ленков, 32 лет, уроженец деревни Старая Кука Читинского уезда. До революции он с группой однодельцев занимался контрабандой — доставлял из Маньчжурии спирт и водку в Читу. Таких людей в нашем крае именовали тогда «спиртовозами» или « спиртоносами».

Ленков отличался отменной силой и ловкостью, обладал сильной волей и недюжинными организаторскими способностями, что позволило выделить его в уголовном сообществе как выдающегося «авторитета». Он бывал во многих невероятно сложных и опасных перипетиях, но обладал удивительной способностью находить верные, казалось, единственные эффективные решения выхода на них, которые поражали окружающих. Он несколько раз арестовывался, приговаривался к расстрелу, но совершал дерзкие побеги.

Ленков сумел взять под своё начало ряд других мелких преступных групп, действовавших в осенне-зимний период в Чите и её окрестностях. Подчинял их себе «дипломатически» и «карательно». Пополнял свои ряды и за счёт освобождающихся из тюрьмы «проверенных» людей.

Opraнизационные принципы этой коварной банды выражались в том, что каждый её член, входивший в основной боевой состав, давал клятву: в случае поимки ничего не говорить — «хотя бы резали на куски».

Город Чита был распределён территориально на «сфера влияния» какой-либо группировки. Возглавлявшие их, а также близкие к главарю члены шайки периодически собирались на свой ночные заседания — «сходки». На них устраивали «дербанки» — делёж дорогих вещей, золотых и серебряных изделий, денег и т. п. Определялись и намечались объекты для налётов с целью ограбления торговых лавок, отдельных «контор», состоятельных людей.

На некоторых сходках шли разборы провинившихся, к примеру, за «оттырку» — утайку части награбленного, за подозрение в связях с милицией и т. п. Обычно такое разбирательство выливалось в дикий самосуд — избиение до смерти, после чего труп выбрасывали на свалку, а зачастую в прорубь рек Читинки или Ингоды.

Кроме активных членов, в шайке были «наводчики» (дававшие дело). С этим хорошо справлялась цыганка Елена Гроховская по кличке «Курносая», под видом гадания на картах проникавшая во многие места и дома.

Особую группу в банде составляли и другие пособники её: укрыватели и сбытчики. В Чите было более десятка «хаз» — домов, где могли в случае опасности укрыться и найти приют кто-нибудь из боевиков. В ряде таких «хаз» были потайные входы и выходы. У укрывателей скрывалось, припрятывалось и награбленное имущество. 

Сбытчики реализовывали украденные вещи на базаре, «барахолке», а также в близлежащих сёлах, иногда обменивая на продукты питания. Среди них были и портные, которые перешивали или перелицовывали отдельные награбленные вещи — шубы, пальто, костюмы и т. д. 

«Полуофициальными» местами встреч преступников были две столовые — «харчевни» на читинских базарах:  Притупова — «Фильки-медведя» и Ибрагимова — «Ибрагима». В эти «харчевни» заходили многие лица из числа освобождённых из Читинской тюрьмы. Здесь их подкармливали, «прощупывали», «фильтровали» для возможного пополнения ленковской банды.

С наступлением холодов — с ноября 1921 года и до середины марта 1922 года — ленковцы буквально терроризировали Читу. Горожане с наступлением темноты запирались в домах, боясь выходи́ть на улицу. Бандиты выходи́ли мелкими группами на промысел, совершая налёты на прохожих и проезжих, блокируя въезды и выезды Читы, а также по Ингодинскому и Витимскому трактам, в районе постоялых дворов в Песчанке, Кадале и других местах. В зимнее время на заборах некоторых Читинских домов были обнаружены угрожающие надписи: «Граждане! До шести часов шубы ваши, после шести — наши».

Все ограбления проезжих крестьян в районе Кадалы и Черновских копей в феврале 1922 года производились по одному сценарию: группа бандитов в масках (чёрные чулки, одетые на голову до носа с двумя дырками для глаз) внезапно налетала из укрытия, наставляла на свои жертвы обрезы и револьверы, командовала: «Стой, не шевелись!», затем каждому из них завязывали глаза тряпками, закручивали руки за спину, связывали их верёвками и привязывали к какому-либо столбу, дереву, изгороди поскотины. Затем производили бесцеремонное ограбление и быстро исчезали.

В преследовании, в обнаружении преступников было много необъяснимых, загадочных явлений: они уходили буквально из-под носа от милиции, готовящиеся операции срывались. Продолжительное время, вплоть до весны 1922 года, ленковцы орудовали по существу безнаказанно. 

Этому были две существенные причины: во-первых, кадровый состав городской милиции и уголовного розыска после разгрома семёновщины был существенно обновлён, в основном за счёт бывших бойцов — партизан, хорошо подкованных в плане боевой выучки, но сла́бо действовавших профессионально, лишь на «ходу» набиравших необходимый опыт и знания, познавая на практике специфику милицейской работы. 

Во-вторых, у Ленкова была своя «агентура», свои люди в милиции: в банде в числе ближайшего окружения Ленкова состояло два бывших сотрудника милиции — Долгарев и Самойлов, а также четыре состоявших на службе милиционера: Сарсадский, Гаврилов, Милославский и Христолюбов. Был вовлечён в сотрудничество с бандой и один из руководящих работников — начальник 5 участка Читинской уездной милиции Лукьянов.

В числе пособников банды оказался и бывший чекист Попиков. На его квартире на Чите-1 около полутора месяцев проживал Ленков. Хозяин квартиры «соорудил» ему подлинное удостоверение на имя сотрудника Народно-Революционной армии ДВР Постовского Аркадия Васильевича. В зимнее время Ленков с этим удостоверением в военной форме с шашкой и «кольтом» на боку свободно расхаживал по улицам Читы и даже посещал старое читинское кладбище в момент захоронения жертв бандитских налётов.

Крушение банды началось в марте 1922 года. С помощью рабочих Кадалинских кирпичных сараев (заводов) уголовному розыску удалось выйти на один подозрительный дом на Чите-1, где были обнаружены вещи убитых в первых числах марта рабочего Лосицкого и бурята Гомбоева. Десять преступников первочитинской группировки банды были арестованы по обвинению в этих двух убийствах, а также в десяти дерзких ограблений на Ингодинском тракте.

При странных обстоятельствах семь человек из этой преступной группы, «расколовшихся» в процессе первоначального дознания, 25 марта 1922 года при конвоировании их из арестного помещения Читинской городской милиции, по пути следования были расстреляны «при попытке к бегству». 

28 марта 1922 года в одной из операций Читинского угрозыска был ранен в ногу семнадцатилетний бандит Борис Багров (кличка «Бориска»), адъютант главаря банды. Начальник Читинского угрозыска Д. И. Фоменко сумел найти нужный подход к задержанному и постепенно тот выдал очень важные сведения о составе банды, о совершённых ею уголовных преступлениях. На судебном процессе эти све́дения оказались ценными и важными по разоблачению преступной деятельности коварной банды.

Активная работа уголовного розыска в этот период содействовала нанесению сокрушительного удара по банде. К концу апреля 1922 года в Читинской тюрьме находились под стражей 49 ленковцев.

В это время заметался главарь банды. На некоторое время он нашёл пристанище в «Карбате» — караульном батальоне госполитохраны. Заведующий баней и парикмахер хоздвора «Карбата» состояли в банде. Поэтому трудно было кому-либо предположить, что здесь мог появиться и устраивать себе ночлег Ленков.

10 мая 1922 года четверо бандитов-ленковцев совершили одно из самых громких убийств — на 33-м километре Витимского тракта они зверски расправились с возвращавшимися с охоты через Яблоновый хребет секретарём Дальбюро ЦК РКП(б) П.Ф. Анохиным и управляющим делами Дальбюро Д. И. Крыловым. Сопровождавший их сотрудник по особым поручениям С. Козер, получив лёгкое ранение в ногу, покинул место происшествия, оставив на растерзание бандитов своих начальников. Это убийство вызвало широкий общественный резонанс.

К окончательному разгрому банды была подключена госполитохрана (чекисты). В одной из последних операций по уничтожению остатков банды, её «штаба» 19 мая при исполнении служебного долга погиб руководитель угрозыска Д.И. Фоменко. Среди жертв банды были два сотрудника угрозыска В.В. Петров и П.Е. Вальков.

Спустя четыре дня, 23 мая был заманен в «ловушку» и убит главарь банды Ленков. Это была хорошо спланированная операция чекистов. Госполитохрана арестовала одного из укрывателей главаря банды. После проведённой с ним работы он согласился на сотрудничество и помог организовать вызов Ленкова на встречу для «обсуждения» весьма «заманчивого» крупного ограбления. В конце мая — начале июня 1922 года были осуществлены последние задержания и аресты ленковцев в Чите и Верхнеудинске.

Началось следствие по «Делу об организованной преступной группе Константина Ленкова». К суду было привлечено 73 человека, включая многочисленных пособников банды. В отношении двоих — ввиду смерти одного и тяжёлой болезни другого — дело было прекращено.

Судебный процесс над бандой Ленкова проходил в Чите в здании народного собрания с 1 по 25 октября 1922 года.

В течение 25 дней октября 1922 года шёл судебный процесс, привлёкший к себе большое внимание общественности. В ходе судебного разбирательства 15 человек были оправданы, 19 приговорены к расстрелу, остальные — к различным срокам (от 3 до 20 лет) заключения — «к общественно-принудительным работам с лишением свободы».  

Так была окончательно ликвидирована банда, продолжительное время наводившая страх на жителей областного центра и его окрестностей.

В упорной, тяжёлой борьбе с нею, прилагая огромные усилия, неся потери в своих рядах, читинская милиция и её передовой отряд — уголовный розыск приобретали навыки и умения профессиональной работы, закалялись в этой борьбе и становились надёжными солдатами правопорядка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *