На службе Отечеству. Главный милиционер области

Проекты | Персона | Главный милиционер области

Приблизительное время чтения: 13 минут

«На службе Отечеству»
Редакционно-издательский комплекс пресс-службы управления Судебного департамента в Читинской области. Чита, 2006

В 1961 году после обстоятельной проверки и обсуждения, бюро обкома партии признало работу УВД и его руководителей неудовлетворительной с оргвыводами, о чём было доложено в Министерство, которое своим приказом освободило от занимаемых должностей начальника управления полковника В.А. Романова, проработавшего на этом посту почти 12 лет, его заместителей полковников Г.Д. Федорова, Ф.П. Ломаева и Н.Я. Горшунова с выходом на пенсию.

Глава 3 из сборника воспоминаний Г.П. Щелканова. При публикации использованы документы и фотографии из архива музея истории УМВД России по Забайкальскому краю.

Вскоре вместо них министерство рекомендовало на пост начальника УВД из Кабардино-Балкарии комиссара милиции Я.А. Щербакова, а из аппарата министерства — полковника милиции В.П. Клещикова. Позднее в область из Оренбурга прибыл полковник внутренней службы Д.С. Щербаков.

Таким образом, всё руководство управления было обновлено и с новой силой приступило к работе. В шестидесятые годы почти 10 лет на посту начальника УВД работал комиссар милиции Яков Анфеногенович Щербаков, который оставил о себе добрую память не только в о́рганах, но и в области. Это был хороший руководитель и замечательный человек. Но от перегрузок он стал в последние годы уставать и часто болеть. Требовалось длительное лечение, в том числе и в Москве, в Центральном госпитале МВД СССР, что, естественно, сказывалось на результатах работы УВД…

Будучи ответственным человеком, Щербаков стал настойчиво ставить вопрос в МВД СССР и области о своей отставке по болезни. С ним согласились, а в качестве своего приемника он назвал мою кандидатуру. В МВД рекомендация была принята, и мне предложили должность начальника Управления. После советов, раздумий и некоторых колебаний (хватит ли у меня сил и здоровья для многотрудной, напряжённой работы) я дал своё согласие.

После «смотрин», собеседований, согласований в ЦК КПСС, МВД Союза, утверждений в обкоме партии и областном Совете (на сессии) в начале 1970 г. я был назначен на должность начальника УВД Читинской области с присвоением мне специального звания — полковник внутренней службы.

Таким образом, как солдат партии по путёвке обкома партии с согласия ЦК КПСС я стал одновременно и первым милиционером в области. За всю свою сорокалетнюю службу я ни разу самостоятельно не нанимался на службу, а шёл туда, где был в данный момент нужен, не считаясь со своим здоровьем, опасностями и трудностями службы. Надо заметить, что так поступало большинство людей моего поколения, которых воспитала в духе высокой дисциплины и ответственности партия коммунистов. Такими мы остаёмся до конца своей беспокойной жизни.

Работу в милиции я знал не понаслышке. По долгу своей службы я многие годы курировал правоохранительные органы области, как заведующий отделом административных органов обкома партии, в т.ч. милицию. Это позволяло мне обстоятельно знать обстановку, положение дел, знать лично многих руководителей Управления и периферийных органов. Большинство из них мы подбирали в обкоме, а я их «благословлял» на службу в УВД, постоянно лично общался с ними.

Знание проблем, нерешённых вопросов (положительных и отрицательных) позволяло мне без больших издержек, сразу, с ходу приступить к работе по выполнению стоя́щих перед ними задач. Конечно же, требовалась психологическая и организационная перестройка самого себя. Одно дело — руководить через посредство подведомственных кадров, другое дело — самому непосредственно организовывать работу, принимать решения, брать на себя ответственность и, наконец, увлекать, заставлять крутиться многотысячный коллектив в нужном ритме и направлении. 

А сделать это в многопрофильном коллективе не так-то просто: ведь каждый сотрудник обладает своим индивидуальным характером, своим уровнем подготовки. Нужно было найти ключ к уму и сердцу каждого. Необходим индивидуальный подход, долгая и кропотливая работа с конкретным сотрудником, больши́м и малым коллективом. Но в конечном итоге солидный коллектив УВД принял меня в свои ряды, хотя с некоторой настороженностью (из-за моей принципиальности и строгости). 

Большую помощь и поддержку я получил от партийной организации, насчитывавшей в своих рядах более 300 членов партии, секретаря парткома Ф.Ф. Ваганова, аппарата УВД, руководящих работников Управления и, в первую очередь — заместителей начальника: В.П. Клещикова, Д.С. Щербакова, начальников ведущих служб: И.В. Арзамасцева, И.Т. Клепикова, К.И. Жаворонкова, А.А. Семёнова, В.Г. Щёткина, М.Ф. Дубровина, Н.А. Владимирова и др.

Побывал я и на Коллегии, Всесоюзном совещании в МВД СССР, получил советы в ЦК КПСС, у руководящих работников, вплоть до министра Н.А. Щёлокова, который встретил меня тепло и в целом произвëл положительное впечатление. Мнение о Николае Анисимовиче у меня не изменилось до сих пор, даже после того, как он был «разжалован» генеральным секретарём ЦК партии Ю.В. Андроповым и трагически ушёл из жизни. В мой адрес в качестве пожелания высказал свои соображения — А.И. Смирнов, первый секретарь обкома партии и председатель облисполкома Н.И. Дмитриев.

Конечно, пришлось изучить многие документы (инструкции, наставления, приказы МВД), специальные документы других правоохранительных органов, просмотреть отчёты, анализы, оперативные сводки, личные дела многих сотрудников.

УВД — это очень сложная государственная структура, тогда включавшая в себя милицию, пожарную и вневедомственную охраны, исправительные учреждения, финансово-хозяйственные службы, медицину, строительство и другие. Это тысячи сотрудников, сотни разных профессий военных и гражданских, от рядового до полковника, короче говоря, довольно сложный оркестр, в котором всё должно быть чётко определено, разграничено, отработано.

Поэтому пришлось лично встретиться с руководителями и сотрудниками ведущих служб, подразделений, выслушать их просьбы, проблемы, нерешённые вопросы и пожелания. Для начальника УВД каждая служба важна, требует к себе внимания. Но всё-таки своё предпочтение я отдавал милиции (уголовному розыску, ОБХСС, следствию, патрульно-постовой службе, ГАИ, ИТУ). 

И это, наверно правильно, так как эти службы определяют лицо и успех управления в целом. Взять, например, уголовный розыск — это боевой отряд милиции, по-фронтовому «тяжёлая артиллерия» в борьбе с преступностью. Каков УГРО, как он работает — определяется лицо милиции в целом. Главная обязанность УГРО — пресекать преступления, раскрывать их и обезвреживать преступников. Это трудная, беспокойная и опасная работа — дни и ночи на посту, порой без сна и отдыха.

В наше время милиция решала двуединую задачу предупреждать и раскрывать преступления, обезвреживать преступников на основе действующего законодательства. При этом на первый план выдвигалась задача — предупреждать преступления. И это совершенно правильно, так как любую болезнь легче предупредить, чем лечить. Преступность — это тяжёлая, трудноизлечимая болезнь общества, сложное социальное явление.

 Это зло, которое присуще всякому классовому обществу. Этот вывод подтверждается всей историей развития человечества. Преступления совершают люди вне зависимости от того, где и как они живут, чем занимаются, как обучены, воспитаны законопослушанию, каковы их моральные установки.

В самом деле, в чьих руках находится политическая власть, каков социально-экономический строй (кому и чему он служит — народу или кучке богатых), каково состояние культуры, образования и воспитания в обществе, каковы законы, и, наконец, какова правоохранительная система в государстве и их специальные органы — зависит напрямую состояние преступности. Это наглядно видно на примере нынешних капиталистических государств и особенно России, всех стран СНГ, которые буквально захлестнул вал преступности, о чём нельзя умалчивать.

При Советской власти рабоче-крестьянское государство постоянно держало под контролем состояние преступности, правопорядка и законности в обществе, работу правоохранительных органов: милиции, прокуратуры, юстиции, и судов. При всех сложностях государству удавалось сдерживать рост преступности, действуя в зависимости от обстановки. 

В суровые годы войны государство вынуждено было принять целый ряд очень строгих законодательных актов военного времени, в том числе: против дезертиров и паникёров; прогульщиков и самовольно бросивших работу на важных предприятиях; об охране государственной тайны; о злодеяниях фашистских преступников и др.

В послевоенный период в связи с восстановлением народного хозяйства в стране, государство было вынужденно принять Указы от 4 июня 1947 года об охране государственного, общественного и личного имущества граждан, которые действовали более 30 лет. В бытность народным следователем и прокурором района мне лично доводилось применять перечисленные законы на практике, осуществлять надзор за их применением. И должен сказать, что они сыграли положительную роль в укреплении дисциплины, правопорядка и законности в стране и области в этот период.

В 60—70 годы, когда в стране с послевоенной разрухой в основном уже было покончено, на повестку дня встал вопрос об укреплении в советском обществе дисциплины, правопорядка и законности, так как в государстве стали проявляться негативные тенденции — пьянство, хулиганство,тунеядство, хищение народного добра, расхлябанность на производстве и быту. В то же время сам народ стал предъявлять повышенную требовательность к государству, его органам к наведению порядка в этом деле. 

В государстве сложились реальные возможности целенаправленно и наступательно провести эту важную работу. Поэтому ЦК КПСС и Советское правительство в 60-х годах приняли ряд специальных постановлений о борьбе с преступностью, пьянством и хулиганством, хищениями соцсобственности. А постановления партии и Правительства в те годы и должностными лицами, государственными и местными органами воспринимались как должное, обязательное: они не только были программой, но и руководством к действию. Развёртывалась активная работа по их выполнению в центре и на местах.

Но наиболее обстоятельным и значимым было Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 ноября 1968 года «О серьёзных недостатках в деятельности милиции и мерах по её дальнейшему укреплению». Это была по существу крупная реформа органов милиции как ударной силы правопорядка в стране, которая на многие годы вперёд определила программу действий и практических дел в борьбе с преступностью. Многие еë положения и требования живы и сейчас, и могли бы быть использованы в полную меру в настоящее время.

В данном Постановлении подчёркивалось, что главная обязанность милиции — «верно и добросовестно служить народу». Борьба с преступностью объявлялась общегосударственным, общенародным делом, а предупреждение и раскрытие преступлений — главной задачей милиции. Восстанавливался Ленинский принцип — подчинения органов внутренних дел Советам, как органам власти: предписывалось расширять связи милиции с народом, трудовыми коллективами, укреплять дисциплину, законность и ответственность, профессиональное мастерство сотрудников. Вместе с тем, подчёркивалось о необходимости повышать авторитет и материально-бытовое положение работников милиции.

Пересказывать содержание всего постановления я не буду, но работа по его выполнению, по перестройке деятельности милиции тогда непосредственно легла на плечи коллектива УВД, его партийной организации, руководящих кадров, низовых подразделений и, конечно, на меня лично.

Всё, что делалось нами в семидесятые годы, определялось данным постановлением, его требованиями и установками. Прежде всего, вместо самотёка всю работу милиции надо было поставить на научную основу: долговременных прогнозов и складывающейся текущей обстановки; комплексного планирования и оперативного реагирования.

Но самое главное, надо было поднять интеллектуальный уровень работников, их культуру, сознательность, ответственность, профессиональное мастерство, умение использовать современные научно-технические средства, методы работы. Важно было дать реально почувствовать населению области, города, что милиция меняет свой облик, становится профессиональной, культурной и честной, что милиция на самом деле «меня бережёт».

Всё, что делалось реально в эти годы перечислить невозможно, но о главном всё-таки скажу. В системе УВД был создан штаб как о́рган управления, политико-воспитательный аппарат, укреплены качественно и количественно дежурные подразделения для слежения и реагирования на оперативную обстановку, заново создана на базе участковых при УГРО профилактическая служба. 

С помощью партийных органов и трудовых коллективов на работу в УВД было отобрано и направлено более 1 тыс. коммунистов, комсомольцев — специалистов народного хозяйства с высшим и средним образованием. В Чите и области были задействованы и укреплены ДНД, комсомольские оперативные отряды, которые насчитывали до 50 тысяч человек. Вместе с милицией тысячи дружинников ежедневно несли службу по охране общественного порядка.

В области были созданы сотни опорных пунктов по охране общественного порядка по месту жительства с многочисленным активом, которые оправдали своё назначение. Граждане чаще стали обращаться в опорные пункты для разрешения возникающих вопросов, особенно семейных скандалов, детской безнадзорности, пьянства, и видели в этом реальную помощь.

По пьянству был нанесён ощутимый удар. Оно стало реально снижаться и, как следствие, стала снижаться и бытовая преступность. Однако, под давлением противников ужесточения борьбы с пьянством, власти и общественность пошли на попятную, отказались от проведения широкомасштабных мер по борьбе с ним, ссылаясь на допускаемые извращения в проведении этой кампании. В результате актуальная идея — необходимость борьбы с пьянством умышленно была опорочена, всё вновь было пущено на самотёк. И как следствие — повальная алкоголизация населения…

Вопросы правопорядка обсуждались на областных совещаниях во всех районах области: проводились активы, сессии, собрания трудовых коллективов с принятием практических мер. Было развёрнуто соревнование: «За здоровый быт», «Жить и работать без правонарушений», за улицы, дома, посёлки «образцового общественного порядка», и таких было уже сотни. Резко активизировалась борьба милиции и общественности с тунеядством, бродяжничеством. В системе УВД была создана служба медвытрезвителей, лечебно-трудовой профилакторий, а в системе здравоохранения — сеть наркологических кабинетов.

Для предупреждения подростковой преступности были укреплены количественно и качественно детские комнаты милиции, приёмник-распределитель, комиссии по делам несовершеннолетних; широкое развитие приобрело наставничество. На основе тесной связи школы, семьи и общественности особое внимание обращалось на то, чтобы дети учились, были заняты полезным делом, организован их досуг и отдых. А самое главное, обращалось внимание на повышение авторитета и ответственности родителей, семьи в воспитании своих детей.

У нас в УВД установились тесные связи со средствами массовой информации. Именно в эти годы по нашей инициативе стали выпускаться ежемесячно тележурналы «02», «Всегда на дежурстве, всегда на посту». Регулярно стали проводиться встречи с писателями, журналистами, художниками; в областной и местной печати были опубликованы сотни разных материалов о милиции. Вышел в свет ряд произведений о милиции (В. Лавринайтиса, Г. Граубина, Ю. Воложанина, И. Арзамасцева, А. Власова).

В УВД был создан кабинет передового опыта, школа младшего дорнадзора милиции, замечательный музей истории Забайкальской милиции, хорошая самодеятельность, преобразованная позднее в народный ансамбль песни и танца Забайкальской милиции, свой оркестр и т.д.

Короче говоря, в о́рганах кипела активная жизнь по всем направлениям. Спортивное общество «Динамо» часто занимало передовые места в зональных и российских соревнованиях по военно-прикладным видам спорта. Именно УВД дало путёвку в жизнь мастеру спорта мирового класса (лучнику) Аюшееву. Да и в целом этот вид спорта в Чите получил право гражданство и сейчас он живёт и процветает, позволяя забайкальским лучникам завоёвывать призовые места в России и во всём мире.

Руководство и общественность УВД проводило в жизнь лозунг «Хорошо работать и уметь хорошо отдыхать». Для этого была укреплена и реконструирована база отдыха «Динамо» на озере Арахлей. Подразделения УВД имели свои загородные базы отдыха на Беклемишевских озёрах, где сотрудники отдыхали семьями в воскресные дни и во время отпусков.

Отличная база отдыха была создана за рекой Ингодой для детей. Наши работники систематически выезжали коллективно на рыбалку, охоту, по грибы, ягоды и вообще на природу. Всё это заряжало физически, воодушевляло нравственно и побуждало работать с полной самоотдачей. Всё это не сказки, а реальная действительность. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *